Добро пожаловать на форум, полезные ссылки для координации:

Дикие лошади - Lоve Stories

Объявление

АДМИНИСТРАЦИЯ





МОДЕРАТОРЫ:



...
АКТИВНЫЕ:





ФЛУДЕР НЕДЕЛИ:



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Давно прошли великие времена ролевых, в том числе и этой. Тем не менее, смотреть на пустующий в беспорядке некогда любимый многими форум очень сложно, потому было принято решение поддержать минимальную активность ожиданиями какого-то чуда возрождения. Если у Вас возникнет желание вспомнить/попробовать себя в виде дикой лошади - мы будем рады.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


ПАРТНЁРЫ

http://s4.uploads.ru/ixCMf.gif
ОЖИДАЮТСЯ С НЕТЕРПЕНИЕМ





В ИГРЕ



На просторах наших локаций лег первый снег - настоящая зима окутала земли. Температура днем колеблется от 0 до до +5, ночью от -2 до 0. Просьба плавно переходить в своих постах на данную погоду.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дикие лошади - Lоve Stories » Прерии » Поле


Поле

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Королева бескрайних заснеженных просторов пробиралась по снегу, собирая осколки своей империи. «Собирать» означало встретиться со всеми значимыми в жизни местами лицом к лицу, забрать у этих пейзажей свои эмоции, воспоминания, чтобы оставить их нейтрально безжизненными, ведь Шерри ни с кем не хотела делиться хоть кусочком своих завоеваний.
Теплота весеннего воздуха в стиле разведчика пробиралась сквозь цепляющий мороз уходящей зимы. Шередан встречала лучи солнца нового дня с обычным равнодушием, свет нового пути уже не придавал внутренних сил, не подстегивал, он стал неживым. Плотный снег неприятно мочил тонкие ножки исхудавшей за последние годы Даны, растерявшей свои табун, земли, амбиции. С потерей таких ресурсов оставаться заносчивым, злым, расчетливым было нереально, однако вороную это не смущало, и, к тому же, ее последние годы только убеждали, что все реально.
Проступившие через тонкую кожу ребра голодных лет отчетливо давали понять всем окружающим о бесперспективности новых властительных порывов кобылы. Уже давно не кобылка, - двенадцатилетняя лошадь – это лошадь, повидавшая практически все. Власть, любовь, страсть, снисхождение, покой. Увы, пережитки прошлого никогда не вернутся, а даже если и так, то уж точно не будут прежними. Хотелось ли прежнего? Скорее нет, с уходом многих лошадей с земель табунов жизнь застыла. Периодически Шередан встречала незнакомых ей молодых лошадей, - пустышек до крайности, и предпочитала не продолжать с ними свой бессмысленный путь. Судьба отшельника была тошнотворна до обморока, переносить это помогала только своя гордость и спесь.
Шер вышла из редкого серого леса к небольшому полю. Она немного прищурилась и отвела уши назад, пытаясь воссоздать хоть какую картину с ее участием. Ничего не выходило, Дана хмыкнула, поджав разбитые грубыми ветками сухие губы. Незнание своих территорий прижимало ее самолюбие. Исподлобья она оглянулась по сторонам, со злобой вдыхая знакомый суровый воздух напряженных воинственных воодушевлений. Однозначно, это был до боли знакомый запах, ее запах, за этим полем раскинулись территории Духа Заката. Прямо сейчас окунаться в эмоции, точно бьющие в сердце, не было сил. Взгляд сменился на серьезно-задумчивый, и кобыла обернулась через правое плечо в сторону леса. Что вы почувствуете, дойдя до своей конечной точки? Бессилие? Отчаяние, раздражение? Свою жизненную финишную черту Шер представляла далеко не так. Несколько вариантов развития событий нравились намного больше. Вороная хотела обдумать их, посмаковать. Дана повернула голову обратно, пригибая ее чуть ниже к снегу.
Худенькое тело задвигалось в противоположную сторону окончания этого оазиса по направлению к своим бывшим землям. Она чуть приостановилась, продолжая обдумывать каждое свое слово, и, так почему же бывшим? Это до сих пор все ее, единственное, что жаль, - эта фраза больше не приносит искреннего удовольствия. Шередан чувствовала обременение от такого «откровения», да и давно она не могла понять, что происходит внутри.
Зима осточертела, Шер пошла дальше, оставляя на девственном белом полотне маленькие аккуратные следы. Лес на этой стороне встретил теплей. Она коснулась мордой сухого болезненного дерева, проводя ей по его сыплющейся коре, пытаясь почесаться. Идеальное место для ностальгии. Вороная поставила под себя ногу, решая отдохнуть. Когда у тебя нет цели – устаешь в пару раз быстрей. Что бы сделал сейчас Том, будь он тут? Нахлынула бы на него страсть? Или он бы предпочел уйти от нынче скучной Шередан. Шекспир… интересно, нашло ли это тонкое создание волнующую его душу. Что стало с Орехом, по чьим землям ступает сейчас этот гигант? Как ни странно, Дана была бы рада их встретить. Время ее размягчило, и ее кино пошло бы по-другому сценарию, нужен лишь только шанс.
Вороная взглянула на лес, словно замечая кого-то среди неплотно стоящих деревьев и не на шутку заинтересовалась, подтянувшись и навострив уши. Неужели за столько лет она решится на более плотное общение, чем отталкивающий оскал.

+1

2

Могла ли когда-нибудь подумать Дарк, что всё закончится вот так вот… Кобыла уже много раз пыталась подобрать правильные слова, чтобы описать сложившуюся ситуацию, но тщетно.
Когда к власти пришёл Никопол, Ночь была уверена, что наконец-то табун ждёт процветание. Дарк увидела в этом умном, осторожном и расчетливом жеребце вожака и поверила ему, даже закрыв глаза на то, что предыдущий вожак был убит при прямом участии Поля и его товарищей. Ночь хорошо относилась к отважным и преданным помощниками Поля – Анкором и… Дарк вновь забыла ненужное ей имя. Иная ситуация обстояла с Альбедой, но скрипя зубами проглатывала надменность серой кобылы – подруги Никопола, которая считала, что если пользуется расположением вожака, то имеет право указывать Дарк.
Казалось бы, что могло нарушить непоколебимость власти в табуне Духа Грозы, но противником стали не соседние табуны, покушающиеся на земли грозовых, а враг, который ведет свою войну с особой жестокостью, который не щадит никого и от которого нет спасения.
Территории табуна грозовых итак находились в суровой горной местности. Лето было коротким и прохладным, а зимы суровыми, снежными и холодными. Табун Грозы первым столкнулся со странными изменениями погоды: становилось холодно, зимой задували такие ветра, что ломали одинокие деревья, словно тонкие прутики, снег мёл почти каждый день, погребая под собой итак скудные запасы жухлой травы. Все ждали прихода весны, но погода не изменилась ни в марте, ни в апреле. Только в мае снег начал сходить, позволяя измученным лошадям наконец-то добраться до сохранившегося подножного корма. Лето тоже выдалось коротким, дождливым и скудным на пищу. Зелень не успевала обновляться, а от постоянной влаги портилась и загнивала. Табун опасался, что зиму они могут не пережить.
Следующей зимой ушёл Никопол. Ушла Альбеда и Анкор со своим другом. Дарк не понимала этого, для неё это было предательством. Никопол позвал всех, кто хочет пойти с ним, он даже звал Дарк с собой, на что кобыла только рассмеялась и сказала, что она из табуна Духа Грозы и она поклялась, что будет охранять эти территории во чтобы то ни стало. Но всё же некоторые покинули эти земли вслед за Полом. Ушёл и Лакост. Для Дарк это было неожиданно и… больно? Она думала, что Лакост был её другом, но разве друзья поступают так? Он предал её и предал табун.
Никопол уверял её, что хочет спасти лошадей, чтобы потом, когда холода отступят вновь вернутся сюда, хотя Дарк прекрасно понимала, что Поль бежит, испугавшись суровости сих земель, земель которыми он сам захотел править. Никопол был прекрасным вожаком, но в нём не было духа грозы, он не должен был и не смог бы править здесь.
Многие погибли. Хищникам тоже было туго, обезумевшие и разъяренные от голода они сбивались в группы и всё чаще нападали на лошадей и другую живность. Но потом горы начали покидать и они, спускаясь в низовья, перебираясь на территории закатных.
Так, год за годом, лошади покидали табун, уходя или умирая, пока Дарк не осталась одна, бессменной стражей стоя на защите границ когда-то большого и сильного табуна.
Когда Найт поняла, что никто не придёт, чтобы посягнуть на территории её табуна, то она стала иногда уходить с гор, в надежде, что ей встретится хоть какая-то лошадь, может быть, которой требуется помощь или кров. Но Дарк всегда возвращалась, чтобы, как и всегда, бессменно охранять свой дом от чужаков. Могла ли кобыла считать себя вожаком? Теоретически да, так как никого кроме неё там не осталось, но на практике. Вожак гор, снега и обглоданных деревьев. Про себя ухмыльнулась вороная
За многие годы весеннее солнце начало светить иначе, даря долгожданное тепло и, Ночь чувствовала, что природа наконец-то сжалится над ними, подарив тепло и новый урожай сочной травы. Дарк блаженно закрывала глаза, подставляя морду под теплое солнце и, пыталась разглядеть среди деревьев хоть кого-то живого. И там, где заканчивался лес и начиналось поле, Найт отчетливо увидела силуэт вороной лошади.
Кобыла не могла поверить своим глазам, ведь она так долго не видела ни одной живой лошадиной души. Дарк перешла на рысь и потрусила напрямик к незнакомой лошади, пробираясь через заснеженный лес.
Эта оказалась кобыла, вороная и, явно исхудавшая за эти тяжелые годы. С огромнейшим трудом Ночь узнала в ней Шередан - вожачку табуна закатных, свою стародавнюю, если так можно выразиться знакомую. Хотя, Дарк больше нравилось слово «пленница», коей она и была, пока не сбежала из-под конвоя двух помощников Поля в тот день, когда она и ещё один жеребец пожаловали на грозовые земли.
Дарк не питала к Шер каких-либо дружественных чувств, собственно говоря, как и к другим лошадям, но теперь, когда их постигла одна и та же беда, драка была наихудшим выходом из этой ситуации. Тем более, что сейчас они находились в нейтральных зонах, а с того раза, когда у Шередан хватило дурости пробраться на территорию их табуна, утекло слишком много воды.
- Шередан, - растянула Найт, слегка ухмыльнувшись, - хреново выглядишь. Вижу, что бразды правления утомили и тебя?  – Найт съехидничала, прекрасно понимая, что ситуация в табуне закатных такая же плачевная, как и у неё, но тут уж ничего не поделаешь, Дарк, хоть и стала более сдержанная, но всё же вздорный характер кобылы никуда не исчез. – Что ж, - продолжила вороная, - ты хотя бы не сбежала. Рада видеть тебя, - слегка помолчав, Ночь добавила, - живой.

+1

3

Спутанная белая грива разметалась по изящной шее. Клочками она была выдрана и теперь смешно торопорщилсь около гребня, оголяя тусклую песочную шерсть, некогда холеную и блестящую. Жизнь дикой лошади без табуна во многом напоминает бродяжничство - скитаться по холодным и пустынным просторам в поисках пищи и укрытия было не самым простым занятием. Кому-то везло больше - крепкая семья, дружба или просто сотрудничество могли здорово выручить в самые темные времена. Зимой часто можно было увидеть, как небольшая шайка рыщет по кромке леса или озера в поисках заветной травы под снегом. Сейчас, когда самое трудное и холодное время года подходило к концу, большинство живущих в округе лошадей выглядело не самым лучшим и достойным образом. Распавшиеся табуны, отмена общей защищенности и сообщённости сильно повлияли на жителей, ослабляя боевой дух и подрывая надежды. Албена не стала исключением, хотя надо признаться, что ей повезло куда больше остальных.
У хрупкой соловой кобылы не было бы шансов на выживание, если бы не Майкл. Ее любовь, ее боль, ее отрада - жеребец был защитником их маленькой семьи, находя выход из любой ситуации, даже самой безнадежной. Он не раз спасал жизнь ей и их малышам - двое очаровательных жеребчиков родились один за другим. Аля души не чаяла в своих детях, обычно безобидная и тихая, она была готова затоптать любого, кто покушался на их благополучие и здоровье. Материнский инстинкт у нее был развит очень ярко и от этого сейчас особенно болеть сердце - ее ребятишки сейчас были далеко от нее. Скрепя сердце она отпускали их вдвоем, зная, что рано или поздно им необходимо учиться жить самим. И сейчас, глядя на яркое солнце, согревавшее своими лучами шкуру, кобыла думала о скором приходе весны и тепла. Мы пережили еще одну зиму, - радостно думала она, стараясь не вспоминать о частоколе ребер своих детей и о слегка тронутой сединой грустной морде Майкла.
Все это пройдет, все изменится, а пока что нужно дожить до тех времен, когда снова зажурчат ручьи и покажется молодая свежая трава, которая насколько сочная, что можно заболеть, если с непривычки пожадничать. А потом будет богатое лето, наслаждаться которым нужно каждый миг - никогда не знаешь, переживешь ли следующую зиму. Грустные мысли так и норовили просочиться в это легкое солнечное утро, отравляя своим ядом всю радость от теплых лучей и яркого света. Подставляя морду под солнышко, Албена смежила веки, в блаженстве чуть вытягивая верхнюю губу. Пережитая зима - нужно ли говорить и думать о плохом? Повезло, конечно, немногим. Выжившие кони разбрелись, нарушая табунный строй, то тут, то там можно было встретить закатных и грозовых, рыскающих по ничьим землям.
Обычно все старались не тратить энергию и не отходить от своего жилища далеко - большие пробеги отнимали силы и требовали мощной подпитки, а эту роскошь можно было себе позволить не всегда. Но сегодня, чувствую приближение весны, Албене захотелось прогулять и размять затекшие ноги, промчаться по утоптанному снежку. Ничего не сказав Майку, она выбралась с утра пораньше из их жилища и направилась куда глаза глядят - по мягкому рыхлому снегу, в который так легко проваливались копыта, много лет не видевшие хорошей расчистки. Ветер приятно холодил кожу укрытую густой светлой шерстью, глаза чуть слезились от яркого света, который больно бил по глазам, отражаясь от снега. Вынырнув из леса, кобыла оказалась на краю большого поля - кажется, она забрела на нейтральные земли, которые никогда никому не принадлежали.
Вдохнув полной грудью морозный свежий воздух, Албена игриво мотнула хвостом и ударила копытом по земле, расшвыривая снежок. Хотелось поваляться хорошенько, но она знала, что если сейчас уляжется в снег, то потом замерзнет. Поэтому Аля весело потрусила вдоль края поля, глазами выискивая что-то, достойное внимания. Поднявшись в резвый галоп, она стремительно понеслась вперед по белому полотну, поднимая фонтаны снега и выплескивая в этом рывке всю свою радость и азарт, который обычно дарит надежда. Лес пробужался ото сна.
Вдалеке соловая кобыла заметила необычное движение и сбавила ход. На фоне снега любое существо выглядело очень заметно. Зорким глазом она разглядела двух вороных лошадей, и, остановившись чуть поодаль, настороженно поставила уши вперед, пытаясь уловить их разговор. Каждая ее мышца напряглась, Албена была готова сняться и рвануть отсюда каждую секунду, напоминая натянутую до треска струну. Далеко не каждая встреча заканчивалась хорошо, хотя, казалось бы, нужно было объединяться. И Аля помнила, что с незнакомцами нужно вести себя аккуратно. Ветер донес до нее имя: Шередан, - кобыла не сразу узнала в одной из исхудавших лошадей бывшую вожачку самого агрессивного и активного табуна. Как сильно время все меняет, - без грусти подумала Албена, чуть расслабляясь и подбираясь ближе к смутно знакомым лошадям.

+1

4

Годы идут, а ты всё остаёшься. Таким же своевольным и независимым. Ты ходишь там, где пожелаешь. Ешь и пьёшь там, где решил остановиться. Тебе уже пятнадцать лет, за которые ты пережил, казалось, всё. Бурную молодость, пост вожака, кражу любимой, рождение и воспитание жеребят, переломы, людей, скитания. Интерес к жизни у тебя остался небольшой, и ты продолжаешь вести спокойное существование.
Ничего нового в череде летящих мимо тебя дней не происходит. Гормоны больше не кидают тебя на поиски приключений и реализацию собственных амбиций. Ты стал обычной лошадью, единственная задача которой - потреблять в день необходимое для поддержания жизни количество пищи. К слову, делать это зимой не так-то просто. И это наполняет твою жизнь чуть большей физической активностью. Твоё тело продолжает действовать, твоя душа спит.
Поросший зимним подшёрстком, ты выглядишь чуть более округлым, чем есть на самом деле. Но это тебя особо не волнует. Красоваться больше не перед кем: ни одной кобыле больше не придёт в голову обращать на тебя внимание. Твоё мужское начало не так давно попрощалось с тобой. Но ты не нашёл в этом ничего плохого; теперь не будет лишних переживаний и головокружительных порывов.
Обмахиваясь длинным белым хвостом, ты роешь ногами снег в поисках куцей зимней растительности. Солнце приятно греет твои тёмные бока. Отрывая голову от земли, ты щуришься от слепящих снежных искр. Вокруг тишина, красота и спокойствие. Как и в твоей постаревшей душе.
Подул колкий морозный ветер. Он пощекотал ноздри жеребца, донеся до них запах лошади. Продолжив жевать, он воспроизвёл глухое непродолжительное ржание. Ни одна мысль ещё не успела посетить голову, на запах отреагировали только рецепторы. Майкл отряхнулся от нападавшего от него снега и мельком окинул взглядом территорию вокруг себя. В поле зрения попался чёрный двигающийся объект некрупных размеров. Нет реакции. Игреневый жеребец снова опустил голову к земле, повернувшись к объекту боком. Продолжая рыть ногой землю и выковыривая оттуда сушняк, Майкл постарался сфокусироваться на чёрном теле. Оно отчётливо выделялось на кристально белом снегу и не заметить его было практически невозможно. Ветер снова дунул в его сторону. «Кобыла». Майкл фыркнул, снова тряхнул головой и отвернулся. Он стоял на противоположном краю поля, в подлеске. Здесь его можно было даже не заметить. Окраска жеребца сливалась с стволами деревьев и снегом. Отличная возможность раствориться в пространстве. Тем не менее, цели прятаться у него было. Он находился здесь, потому что хотел этого.
Или потому что, пробудившись ото сна, по воле инстинкта шёл сюда по следам Албены. Его прекрасная соловая кобылица, мать их двоих детей, тоже была здесь. Погружённый в дремоту, Майкл не сразу заметил её присутствие. До его уха донёсся скрип снега под чьими-то лёгкими копытцами. Подняв уши, жеребец с интересом посмотрел в сторону звука, продолжая вальяжно пережёвывать пищу. Его взору пристала прелестная картина: кругленькая золотая кобыла с белоснежной гривой летела по искрящемуся снежному покрову, разбрасывая в стороны ледяные брызги. Аж глаза заслезились. Майкл немного прищурился и довольный продолжил наблюдать за своей парой. Албена гармонично смотрелась в любой местности: на берегу реки, в лесной чаще, в чистом поле.
Внезапно до его груди достучалось волнение: он вспомнил о чёрном силуэте на противоположном конце поля. Не представляет ли он опасность для его Албены? Майкл повернулся к неопознанной вороной лошади, которая к этому моменту уже успела раздвоиться. И увеличиться в размерах. «Где Албена?» Он резко повернул голов в сторону любимой и увидел, что она находится пока на удобоваримом расстоянии от двух незнакомцев. Но что она делает? Любознательная дама решила пойти на разведку и начала подбираться к вороным силуэтам. Майкл снова перевёл на них взгляд. Между незнакомцами, судя по всему, завязался диалог. Жеребец потянул ртом воздух. «Две кобылы». В голове промелькнула мысль, что Албене стало скучно в его старческом обществе, поэтому она решила развеяться с дамами. Оставалось только надеяться, что они примут её дружелюбно. Вздохнув, Майкл не стал предпринимать поспешных действий, опустил голову к земле и продолжил трапезу. Не сводя пристального взгляда с Албены.

+1

5

Гнетущее одиночество не желало заковывать Шередан в свои сети, - скрытая в трухлявых деревьях фигура неожиданно живо сорвалась в рысь и с завидным напором, мощными ногами взрывая небольшой слой снега, поспешила к Дане. Шер напряглась от большой целеустремленной туши, выпрямилась и высоко подняла голову, делая себя крупней. Тонкая нежная грива давно поредела, оставляя после себя жидкие пряди. Даже с такими старческими «поползновениями», Шередан и по-прежнему было не занимать стати – это ее порода, красота, утонченность.
Вороная следила за незнакомой лошадью с небольшим прищуром, безо всяких попыток узнать этого отчаянно жаждущего общения существа. Незнакомец остался в паре метров, на что Шер из военной позиции благосклонно опустила голову, благодаря за соблюдение личного пространства. -Шередан Кобыла недоверчиво прижала голову к шее, разворачиваясь к кому-то знакомому грудью, занимая более выгодную позицию. Она до сих пор не понимала, кто стоит перед ней, но нарочито дерзкий тон с легкой ухмылкой дал варианты кого-то не из ее бывшего табуна. -хреново выглядишь. Вижу, что бразды правления утомили и тебя? Дана надменно приподняла правую бровь, оглядывая Дарк с ног до головы. Шередан, за время своей бешеной популярности, сталкивалась только с одной вороной сучкой, которая пыталась составить конкуренцию во всех аспектах. Получилось ли это у нее? Не думаю. Как была пешкой своего вожака, так ей и осталась. Остальные фразы Шер пропустила мимо ушей, расплываясь в полуулыбке. Сердце заколотилось чуть быстрей от неясного волнения. Вороная подошла к Грозовой ближе, чуть ли не упираясь с ней лоб в лоб, и резко одернула голову вправо, описав ей полукруг в воздухе. Тут же она отошла правым плечом в бок, спокойно рассматривая старую «недознакомую». Но никаких чувств не последовало, и в этот момент Шередан поняла, что буйная молодость прошла, громогласные искры уже не выбрасываются изнутри, заполоняя собой все вокруг и утомляя всех. Дана вопросительно хмыкнула, - Привет, Дарк. Мое великолепное царствование, к сожалению, уже потеряло свою вескость, но это не страшно, так что, не будь такой стервой…опять. Общаемся по-взрослому? Уголок левой губы потянулся вверх, Шер была не прочь провести пару дней с помощником для раскопки своих амбиций. Опять все сводится к своей выгоде, это вообще проходит?
Интригующую игру с Дарк прервал хруст снега издалека, откуда пришли обе вороные. Кобыла недовольно обернулась, не намереваясь терпеть еще кого-то. В такие моменты она чувствовала какую-то отеческую ответственность за находящихся близ нее лошадей. Она прошла вдоль Дарк и чуть закрыла ее своим телом, внимательно следя за беснующейся соловой лошадью. Дана не желала делить стоящую рядом Дарк, даже если бы и встреча получилась неприятной. Шередан пристально провожала каждый радостный взмах ноги, хвоста, головы, разлетающиеся комки снега от компактной кобылки. Дана прижала уши, вопросительно оборачиваясь на свою вороную собственность, требуя объяснений. Соловая не спешила переходить к каким-то радикальным действиям в отношении двоих. И Шерри тоже, но волна какой-то настигающей движухи сбила ее с мысли, и кобыла нейтрально гугукнула, обозначая обнаружение соловой.
Это превращалось в несмешной анекдот, - соловая тронулась с места, словно паровоз, сдвигающий тяжелый состав: неспешно, с неким подтекстом в виде увеличения скорости. Все неспешные, вальяжные движения, бесполезно тянущие время, выводили из себя так, будто тебя дергают за оголенный нерв. Шередан привстала на полудыбки, пытаясь сбросить напряжение, и, забыв про Дарк, трусцой сорвалась в сторону более незваной гостьи. Ей не терпелось, ей хотелось попробовать ее на зуб, узнать, кто такая. Шерри была плавна словно кошка, хищница, уверенная в своих силах. Что касается Дарк… опрометчиво было создавать секундную коалицию, но если с подачи Шер она восприняла все в нужном виде, то в этот момент Грозовая уже бурей мчится на «место происшествия». Если же нет, то Дана обернёт все как жгучий интерес.
Вблизи соловая кобылка оказалась краше всех, которых Шер встречала. Эта светло-бежевая грива, приятная глазу расцветка, казалось, охмурит любого. Вороная остановилась напротив незнакомки, ставя все ножки ровным квадратом. Она серьезно-вопросительно устремила взгляд прямо в глаза соловой, испытывая этим молчанием ее терпение. - Ты красивая, откуда ты? Лишь прошептала Шередан, зачем-то стараясь, чтобы никто не услышал. Никто и не говорит, что с психикой все наладилось, так что такие фразы были в порядке вещей, странней было бы услышать краткое «привет».

Отредактировано Шередан (27-02-2018 22:13:08)

+1

6

С момента первой встречи с Шередан, Ночь считала её безумной, ведь так дерзко, почти в одиночку, заявиться на чужие территории, да ещё вести себя так, будто на твоей стороне численный перевес. В глазах Дарк это было ярким показателем неадекватности вожачки закатных. Тогда от стычки Найт удержал Никопол, но скорее всего, встреться они вот так вот, один на один, лет пять назад, то скорее всего кто-то из них бы не вернулся на свои территории, по крайней мере, без травм и кровопролития бы не обошлось. Но время, увы, берет свое и, вместе с годами, к Найт пришла хладнокровность, теперь же, грозовая понимала, что сейчас ей нечего делить с Шередан.
Конечно, ей не всегда удавалось держать себя в копытах, вздорный и грубый характер Дарк зачастую брал, тогда миру являлись не самые лучшие качества Найт.
Дарк находила некоторое сходство между собой и вороной вожачкой закатных - они обе были самоуверенны, упрямы и обе были верны своим принципам. Шередан была вожачкой, по мнению Ночи, слишком неразумной и недальновидной и, если бы Поль не ушёл, то её правление не продлилось бы и года, но все же она не ушла и не оставила свои территории, когда её табун разбрелся в поисках лучшей жизни. Осталась и Дарк, которая была верна своему дому, ныне пустующему и не имеющему своего лидера. В глубине души вороная стражница границ грезила о том, что когда-нибудь грозовые территории вновь будут полны лошадей, но с каждым годом эта надежда угасала.
Шередан приблизилась слишком сильно, Найт недовольно фыркнула и отступила назад, увеличивая расстояние между ними, ведь от этой кобылы можно было ожидать чего угодно и Дарк не собиралась тут же воспылать доверием к этой кобыле, все же её опыт стража говорил ей, что любая потеря бдительности даже на мгновение может стоить жизни.
- Привет, Дарк. Мое великолепное царствование, к сожалению, уже потеряло свою вескость, но это не страшно, так что, не будь такой стервой…опять. Общаемся по-взрослому?
Не опять, а снова. Отметила Найт. А ты умеешь, по-взрослому то? Может Дарк и хотела озвучить это, но её отвлек чужой запах, исходящий из леса. Шер тоже учуяла его и заинтересовано повернулась в сторону жидкого леса, откуда уже трусила незнакомая ей кобыла. У нас тут сходка что ли? Хотя Найт и была рада такому изобилию лошадей, но её нутро переполняло негодование, из-за того, что она столько времени тратила на поиски хоть кого-то , а теперь перед ней было уже целых две живых и здоровых лошади.
Шередан активно двинулась к новой кобыле, оставляя позади себя Найт, которая осталась на месте, разглядывая незнакомку, пытаясь вспомнить не виделись ли они раньше, но нет, стражнице явно не попадалась эта симпатичная кобылка.
Казалось, стоило уже и подойти к ним, тем более, что Шер уже завязала с ней какое-то общение, но Дарк заприметила ещё кое-кого. То был жеребец и Найт, умудренная своим боевым прошлым, когда ей ни раз приходилось сражаться с жеребцами, оставалась на месте, желая немного подумать и прикинуть возможные варианты развития ситуации. Мало ли, что на уме у этих двоих и на что они способны, хотя нынешняя обстановка удержала от драки даже Шередан с Найт, то возможность стычек с этими двумя незнакомцами сходила на нет, тем более Дарк не видела в них особо опасных противников. Чтож, пора бы познакомиться и с этими двумя. Дарк двинулась на встречу широким, грузным шагом, попутно размышляя о том, какую позицию ей занять во всех будущих событиях, а то, что они случатся, Дарк была уверена. Не зря же судьба свела их всех здесь.

+1

7

Напряжение не может длиться вечно. Рано или поздно все встает на круги своя - рвется там, где тонко, и расслабляется то, что было зажато. Завидев Албену, лошади начали приближаться к ней. Вороная изящная Шередан двигалась плавно и изысканно, но не стоит обольщаться и обманываться. Соловая подумала, что Шер напоминает большую дикую кошку, что крадется на мягких лапах за своей добычей, выжидая подходящего момента, чтобы нанести стремительный последний удар на поражение. Эти уверенные движения приковывали взгляд и завораживали - хрупкость вороной была обманчива, глядя на нее, невольно возникало уважение и желание преклонить колено.
Вторая лошадь была куда крупнее и степеннее. В ней чувствовался опыт и уверенность, но другая - более холодная и монументальная. Она точно скала - непоколебимая, и устойчивая, даже шаг ее был каким-то тяжелым. Уж не из Грозового ли табуна эта лошадь, - сделала предположение Албена, опираясь на суровые территории и условия жизни самого крупного некогда сообщества. Сейчас все это не имело значения. Все они собрались на нейтральной территории, значит и конфликт на ровном месте возникнуть не должен. Но кто знает, как повернется судьба в этот раз?
Застыв, точно кролик перед удавом, Албена нервно сглотнула, не в силах оторвать взгляда от Шередан, надвигающейся на нее. Только когда вороная замерла на месте, Аля несколько беспомощно оглянулась, чувствуя себя не комфортно. Последние шесть лет она привыкла к роли доминантки - будучи в неприкосновенном статусе серого кардинала, соловая пользовалась уважением и неприкосновенностью - личная защита от вожака табуна здорово успокаивала нервы. Сейчас же она пожалела, что вышла без Майкла... Оглянувшись, она увидела знакомый силуэт на краю поля. Радость, поднявшаяся откуда-то из глубины души, подарила ей спокойствие и толику уверенности. Он здесь. Он защитит меня.
Албена подняла глаза на незнакомых лошадей. Тянувшееся молчание заставляло нервничать и остерегаться, каждый посторонний звук заставлял держать ухо востро и чуть вздрагивать. Выдержав долгий и упорный взгляд Шередан, Кобыла чуть вытянула вперед шею, пытаясь разобрать то, что произносит ее новая знакомая полушепотом, на одном выходе. ...красивая. Откуда ты? - Албена грустно потупила взгляд, понимая, что выглядит далеко не так нарядно, чтобы принимать комплименты по поводу внешности. Она окинула взглядом вороных, точно примериваясь. Дождавшись, пока крупная кобыла подойдет поближе, соловая завела разговор, чтобы не повторять дважды:
Меня зовут Албена, - тихо, но твердо говорила она, вспоминая забытые властные ноты. - Я - доминант табуна духа Леса. Табуна, которого не существует. - грустно прибавила она, но не произнесла вслух. Ты - Шередан? - прямо спросила Албена, почительно склоняя голову в знак большого уважения к кобыле, которая смогла долгое время держать табун в своих хрупких копытах.
Она воззрилась на вторую незнакомку, как бы невзначай оценивая ее физическую силу и мощь. Да, тут не тягаться, - грустно констатировала Аля, видя выносливую и сильную лошадь, хоть и истощенную, как и все они. Сейчас глупо было бы тратить драгоценные силы и энергию на драки, но никогда не знаешь, как поведут себя незнакомцы, и надо быть готовым ко всему. Еще раз обернувшись, она увидела, что Майкл ей не почудился и он тут. В случае чего, сможет прийти на помощь. Ее любимый, ее мудрый жеребец.
Конечно, вот так вот озираясь, она ставила себя на слабую позицию, выдавая неуверенность в собственных силах. Но тут не деться никуда - соловая так давно отвыкла общаться с кем-то, особенно с чужаками, что сейчас чувствовала себя не в своей тарелке. Не в силах скрывать свое волнение, она переступила с ноги на ногу, подминая мягкий снег. Решившись, она обратилась ко второй лошади. Мы с тобой не встречались раньше. Кто ты? Голос ее звучал твердо, хотя она вкладывала в эту решительность все силы. Албене не хотелось никому и ничего доказывать. Ей хотелось покоя и мира, но встреча с этими двумя определенно несла с собой свежий весенний ветер перемен. Куда все это вырулит? Хотелось бы знать.

+1

8

В воздухе почувствовалось напряжение. Как будто кто-то взял в руки бас-гитару и решил наиграть волнительный мотив. Майкл не хотел поддаваться на эти провокации. И несмотря на то, что Албена несколько раз озадачено оборачивалась в его сторону, он продолжал оставаться спокойным. Жеребец чувствовал, как от его подруги исходят волны неуверенности. С одной стороны, они задевали струны его сознания и потихоньку расшевеливали. Утренняя дремота начала покидать тело. С другой стороны, Майкл не понимал, почему его возлюбленная так волнуется. Списав всё на впечатлительный кобылий нрав, жеребец решил поподробнее разглядеть объекты Албениных переживаний.
Майкл всхрапнул и шумно выдохнул; от его носа в разные стороны разлетелись пушистые снежные вихри. Он поднял голову от земли и, встряхнув шеей, выпрямился во весь свой немалый рост. Несмотря на возраст, жеребец ещё не начал терять физической формы и мог произвести впечатление масштабной и достаточно массивной лошади. Он поставил уши торчком и по очереди мельком осмотрел вороных лошадей. Повадки первой, небольших размеров, показались ему смешными. Кобыла с щучьим профилем в упор приблизилась к Албене и рассматривала её с доскональностью сыщика. «Может плохо видит», - с толикой издёвки подумал Майкл. Такое внимание к себе, наверное, смутило соловую, и она сделала неуверенный шаг назад. Нехотя к паре новых знакомых подошла вторая кобыла. Она была значительно большего роста, возможно, даже выше Майкла. Но её стройное тело выдавало в ней лёгкую лошадь. Она посмотрела в сторону леса, где стоял жеребец, и он понял, что теперь находится под наблюдением.
Никаких резких движений не совершалось. Три кобылицы, вероятно, находились под впечатлением от встречи друг с другом, поэтому создавали в воздухе напряжённость. Майкл решил мысленно отмахнуться от этих эмоций, а на деле хлестнул себя хвостом по уже остывшему боку и повернулся к тройке лошадей левым бортом. Солнце снова налипло за его бурую шерсть, проникая лучами ближе к телу. Разнежившись, жеребец снова опустил голову к земле и, разрыв снег, продолжил выискивать залежавшуюся растительность.

Отредактировано Майкл (01-03-2018 07:49:18)

+1

9

Дарк не спешила идти на контакт поплотней, но Шерри ощущала, что та лишь глубоко засела в своей маске охранника табуна. Не для кобыл эта работа, и женская самоотверженность зачастую не приносила пользы, как и тогда на территории Грозовых. К чему нужен был «международный» скандал? Отсиживалась бы спокойно под боком какого-нить будь красавца-жеребца. Женщины…
Грозовая не удосужилась ответить на вполне адекватное и смелое заявление-попытке общаться, чем немного подпортила настроение. Как и не поспешила составить вороной компанию в моральном давлении над соловой. Шередан никак не могла оторвать глаз от новой кобылки, неприлично разглядывая все ее части тела. Та тоже набралась смелости и смотрела на Дану, но в этом взгляде не читалась уверенность. Мышцы соловой были скованны, настолько сильно ее тело было напряжено и неподвижно, что вот-вот прикоснись, и она рассыплется на миллионы осколков словно стеклянная великолепная статуя. Вороной не нравились личности, которые боялись банального общения, - как жаль, что ты не можешь за себя постоять.
Соловая обернулась. Шередан нахмурилась, не желая так быстро отпускать новенькую, день ведь так интересно начался. Но, чтобы окончательно не спугнуть быстрого кролика, хищница вытянула лебединую шею вперед, ближе к бархатному носу кобылы, обнажая белки своих глаз, обозначая нежелательность такого исхода событий. Эта угроза было настолько прозрачна, что соловая, по мнению Шер, немного охладила накаленную обстановку, разрезая своим нежным голосом грубую тишину. Меня зовут Албена, Я - доминант табуна духа Леса. С каждым словом она, словно болид, набирала обороты – тембр становился громче, она вроде даже перестала трястись. Шер слегка удивленно улыбнулась, радуясь не полной безнадежности этого существа. Ее речи как-то не посчастливилось стать большим объектом внимания, и уже давно несуществующий Дух Леса до сих пор не был облачен в свое состояние фантома – никто об этом вслух ни разу не говорил.
Однако покорно склоненная голова была замечена, и вороная переступила передними ногами, принимая этот знак уважения, - самооценка взлетела по сравнению с бедными на прислугу годами. Ее знают абсолютно все, даже через столько лет, ее превозносят те, с кем она была незнакома. Ох, как это лелеяло самолюбие Даны. - Да, Албена, я и есть Шередан. Получила ответ соловая с металлическими правленческими нотками в голосе. Да, она определенно уже нравилась Шередан. Как быстро меняется мнение – пару минут назад вороная испытывала неприязнь к этой трусишке, и вот уже она подмазалась. Шер ухмыльнулась, отводя взгляд за спину Албены, уже начиная радоваться громогласному солнцу.
Албена тоже заглянула за Шер, разглядывая надвигающуюся тушу в лице Дарк. Шер не стала оборачиваться, лишь повела левым ухом, убеждаясь, что это точно она, и никто не нападет со спины. Шаги были тяжелыми, дыхание грузное, словно там не лошадь, а слониха. Албена сияла любознательностью, желая успеть со всеми пообщаться и всех узнать. Хорошая черта для разведчика. Да, вороная уже присматривалась к соловой.
Пока кобылки обменивались «любезными приветствиями», Дана начала обходить Албену, встречаясь правыми плечами, чтобы провести небольшой эксперимент. Как она отреагирует, будучи зажата между весьма недобрыми лошадьми. Шер дошла до крупа соловой, разворачиваясь практически на месте, становясь мордой к крупу Албены. Две вороные лошади смотрели друг на друга, к одной из них Лесная была повернута спиной. Шередан заговорчески ухмыльнулась Дарк, пока, правда, не желая ничего плохого, лишь раззадоривая интерес и эмоции вороной.
- Албе-ена… Сладко протянула Шер, словно искусный любовник, шепчущий непристойности на ухо своей любимой. - Не хочешь ли попутешествовать с нами, испытать вкус завоеваний, стать кем-то? Каждая секунда после встречи с лошадьми, вызывающие пусть даже негативные чувства, но хоть какие, возвращала в вороную ее несносную дикость и жажду крови. Это возможно было остановить только затворничеством, но Дана была «общительной» особой.
Дарк кратко поглядывала в сторону пролеска, на что Шередан приподняла правую бровь с толикой вопроса, уловила ли она игривую улыбочку Шер. И тут в голове сложились некоторые шестеренки, и вороной пришло в голову связать оглядки Албены и внимание Дарк к тому же месту. Ну почему сразу нельзя было обратить на это внимание и наконец показать себя проницательной и дальновидной.
Шер отошла на пару шагов назад, поворачивая голову направо. Неподалеку стоял не менее интересный по масти, чем соловая, объект, спокойно ищущий подножный корм. Тут уже было легко догадаться, что он наблюдал за всем, лишь сейчас создавая впечатление очень занятого жеребца. Запах не дал бы спутать такого вербующего феромонами красавца. Но Дану страсть не одолевала уже давно, да и после двух разочарований, к жеребцам отношение было отвратительным.
Кобыла недовольно закатила глаза, не жалуя его появление тут. Это единственное внимание, на которое он мог рассчитывать от Шередан. Она снова повернулась к кобылам, успокаивая свое дыхание и сердцебиение от предчувствия чего-то большего, чем от скитания по одиноким безжизненным землям и знакомства с серыми маргиналами.
Врываться так в жизнь и кардинально менять ее – крайне неуважительно. Так врывался и Шекспир, и Том, и захват земель, и распад табуна, и одиночество, и эти три лошади. Лавина событий такая плотная и жаркая, что от нее начинаешь уставать.
- Этот с тобой? По-прежнему заточая Албену в черных объятиях, небрежно бросила вороная. - Если да, подай ему какой-нибудь знак или оповести, что у тебя все хорошо. У тебя же все хорошо? Пепеля взглядом соловую, злобно улыбнулась Шередан, все припугивая ее для чего-то. У Даны же все спонтанно, сложно загадывать наперед, если тебя захватывает интереснейшая игра. А может, она сможет вывести Шер на более степенный путь, стать ближе, чем марионетка в руках несносного правителя. Дана уже начинала жалеть о своих словах, и отчужденно потупила взгляд в искрящийся снег. Такого чувства она еще не испытывала. Смесь злобы на себя, вины, ведь Албена никак не привлекла на себя этот «бесправедный» гнев. Вороная отмахнулась от таких мыслей, ведущим к слабости, злобно стеганув себя хвостом по правому боку.
Осматривая Албену сзади, Шередан невольно восхитилась ее линиями, мимикой, в сердце что-то неприятно закололо, и к горлу подступил сдавленный комок стеснения, с которым вороная постаралась справиться, отводя взгляд от соловой. Несколько секунд подышав с прикованным взглядом к безразличному снегу, приступ симпатии отступил, и Шер, переведя дух, посмотрела на Дарк, призывая ее уже хоть к каким-то действиям, переводя внимание на Грозовую.
- Мы все будем вариться в одном котле, Албена. Подвела черту Закатная, пытаясь снова заковаться в свои титановые латы и стать неприступной для таких мирских слабостей.

Отредактировано Шередан (01-03-2018 20:37:25)

+2

10

Меня зовут Албена. Я - доминант табуна духа Леса. Негромкий, но уверенный голос достиг ушей Найт, когда она уже почти приблизилась к кобылам. Значит, доминант. Усмехнулась Дарк. Нынче власть достается кому ни попадя. Найт привыкла, что все, даже обыкновенные кобылы и жеребцы грозового табуна, выросшие в суровых горных местностях, разительно отличались от других, да и их повадки были совсем иными, не говоря уже про вожака, доминанту и прочих власть имущих. Даже пришлый Никопол со своей командой был под стать грозовым лошадям, видимо, поэтому его и признали. Что уж говорить, сама Дарк родилась и выросла не здесь. Наверное, этот табун притягивал таких лошадей, ибо по-другому в высокогорье было не выжить.
Здесь же, Ночь видела абсолютно иную картину и, на первый взгляд, Албена показалась ей скромной, боязливой и, наверное, чересчур добродушной, но это всё были только догадки, но Дарк не исключала, что могла ошибаться, ведь внешность может быть обманчивой.
Соловая кобыла узнала Шередан, чем явно польстила вожачку закатных, которая, как поняла Дарк, была падка на это дело. Альбена изобразила что-то наподобие поклона, чем порядком позабавила Дарк, но вороная ничем не выдавала свои эмоции, стараясь держаться несколько отрешенно, продолжая смотреть на всё это действо несколько со стороны. Какой бы известной не была Шередан, свою «популярность» среди других табунов она заслужила явно не за мудрое и адекватное правление. В общем, рассуждать об этом Найт могла очень и очень долго, но ведь ей абсолютно не было никакого дела, кто к кому и как относится, межличностные взаимоотношение посторонних лошадей её волновали меньше всего. Тем более, что Албена обратилась к самой вороной: - Мы с тобой не встречались раньше. Кто ты?
- Я Дарк, - спокойно представилась вороная, - страж границ грозовых территорий. – По началу Найт хотела сказать грозового табуна, но осознав, что табуна уже давным-давно нет, ответила именно так.
Шередан неспешно двинулась вперед и, обойдя вокруг кобылы, встала возле её крупа, как бы зажимая соловую между Найт и собой. - Албе-ена…- Не хочешь ли попутешествовать с нами, испытать вкус завоеваний, стать кем-то? Сладко перла Шер, на что Ночь слегка подняла верхний уголок губы. Какую игру ты опять затеяла, Шередан? Дарк поражалась быстротечности мыслей Шерри, которые она озвучивала явно раньше, чем успевала обдумать. Ночь была уверена, что она уже плела свою паутину, в которую всеми силами пыталась затащить Албену, а Найт, смотрела на это всё с большим интересом и сомневалась в том, что соловая избежит участи быть втянутой в очередные Наполеоновские планы Шередан.
Дарк ни на секунду не оставляла без внимания жеребца, который, видимо, не собирался приближаться. Он неспешно ковырялся в снегу, ища подножный корм, будто Найт, Шередан и Албена совершенно его не интересовали. Дарк была абсолютно удовлетворена тем, что он находится от них на расстоянии, в отличии от Шередан, которая уже обратилась к соловой. - Этот с тобой? Если да, подай ему какой-нибудь знак или оповести, что у тебя все хорошо. У тебя же все хорошо?
Шерри продолжала внимательно изучать соловую кобылу, словно загипнотизированная, она водила по ней взглядом. Дарк понятия не имела, что пыталась тем самым изобразить вожачка, но, с одной стороны, ей было жаль кобылу, которая явно испытывала дискомфорт от всего этого, а с другой стороны, ей было дико забавно наблюдать за всеми этими телодвижениями. - Мы все будем вариться в одном котле, Албена. Утвердительно произнесла Шередан и, всё таки, сжалившись над соловой, Найт, криво засмеявшись, спросила:
- Шередан, зачем ты пугаешь эту милую лошадь? Не переживай, - с ухмылкой обратилась к соловой Дарк, тряхнув своей черной гривой, - это с виду она такая грозная, а внутри, белая и пушистая.
Не за чем тратить на неё столько сил, Шередан, она итак уже твоя. Тяжёлый взгляд обсидиановых глаз предательски выдавал истинный характер Найт.

Отредактировано Дарк (02-03-2018 21:08:40)

+2

11

- Да, Албена, я и есть Шередан, - чутье не подвело соловую, она правильно распознала вожачку из этих двоих. С этого момента ей отчего-то стало спокойнее - всегда легче находиться в окружении тех, кто близок тебе по социальному статусу и положению в обществе, пусть даже это и не самые дружелюбные существа. Вожаки и доминанты редко вступали в бой сами. Их основной задачей было убедить остальных сражаться и направить основные силы, это - элита табуна, берегшая собственную шкуру от вражеских притязаний. Только в единичных случая вожаки и их пары вступали в бой, это чаще всего происходило, чтобы поддержать боевой дух остальных, когда уже было ясно, что преимущество на их стороне. Роли бойцов исполняли шестерки - рядовые лошади и воины-охранники. Поэтому то, что она находится в культурном обществе, успокоило Албену и придало ей сил и спокойствия. И хотя слава Шередан была не самой приятной, но тем не менее давала хоть какое-то представление о ней самой.
- Я Дарк, страж границ грозовых территорий, - отвечала крупная кобыла, и Аля не в первый раз похвалила себя за догадливость. Длинная густая шерсть, крепкие сухие копыта - все это указывало на суровые условия жизни, которыми славился грозовой табун. Но новость о присутствующих в их компании воинах совершенно не радовала соловую арабку, она снова вся подобралась и замерла, окидывая взглядом Дарк. Внимательная лошадь не могла не заметить те взгляды, которые вороная кидала в сторону Майкла. Конечно, присутствие жеребца настораживало воина, она не могла знать, что Майк стар и не желает вступать в войны за передел новых земель.
Это странное нервное состояние, в котором лошадь может совершать невероятные поступки, охватило Албену. Всем телом она чувствовала опасность, исходящую от изворотливой Шередан и ее непоколебимой спутницы. Многие в таких ситуациях начинают сражаться, загнанные в угол. Большинство пытается убежать, лошадиные инстинкты никуда не денешь, а как известно большинство коней - не самые смелые существа. Албена же выдала нетипичную реакцию. Она замерла. Уши ее ловили каждый шорох, исходящий от вороных, глаза улавливали каждое движение. Понимая, что ее пытаются окружить, точно волки на охоте, она несколько напряглась, хотя и понимала, что это глупо - двоим никогда не образовать кольца. К тому же, на больше не чувствовала себя одинокой и несчастной - вновь в памяти всплывали лучшие моменты жизни, в которых она обладала немаленькой властью над лошадьми духа Леса.
- Албе-ена… - елейный голос из-за спины заставил напряженную кобылу вздрогнуть, она невольно подпрыгнула и развернулась так, чтобы обе лошади были в ее поле зрения. Придя в движение, она несколько расшевелилась и мысли в ее голове потекли быстрее. Не хочешь ли попутешествовать с нами, испытать вкус завоеваний, стать кем-то? - речь Шередан возбудила в ней одновременно чувство собственного достоинства и гордость, но в то же время разжигала любопытство и желание почувствовать снова вкус и запах жизни, когда вокруг кипят и бурлят события, а кровь горит от многочисленных приключений, опасностей и интриг. Шередан манила и увлекала, завораживала и играла, заманивая в свой капкан и заваривая очередную кашу, от которых так долго отдыхали эти земли.
Не думаю, что без твоих завоеваний, я - никто. Мне нет нужды ничего доказывать ни себе, ни окружающим, - с достоинством ответила соловая, ставя себя выше в глазах этих кобыл, которые были уверены, что загнали в капкан кролика. Но Албена не так проста, как кажется на первый взгляд, и хотя в глубине души она все еще опасалась этих двоих, их поведение и присутствие Майкла придало ей второе дыхание. Если бы она была человеком, у нее бы расправились плечи. Она внимательным взглядом скользила по мордам Дарк и Шередан, невольно отмечая следы усталости и измождения. Материнский инстинкт в ней был столь силен, что она прониклась жалостью к вороным кобылам, исхудавшим за зиму. Но вида она, естественно, не подала, не желая оскорбить их.
Пристальное внимание Шередан к Майклу не могло остаться незамеченным. Соловая невольно чуть подавалась вперед каждый раз, когда пронзительный и испытующий взгляд бывшей вожачки устремлялся в сторону ее пары. Глупо с ее стороны было пытаться оградить Майкла от излишнего внимания со стороны этой акулы, тем более что она ему и в подметки не годилась по физической силе и жизненному опыту, но соловая ничего не могла с собою поделать. Беспокойство за родных было одно из основных черт ее характера, а роднее Майка у нее не было никого, если не считать детей, шатающихся неизвестно где. Как оградить их от наступления этой бури? - невольно мелькнула беспокойная мысль, унося Албену далеко от поля с раскидистым дубом.
- Этот с тобой? Если да, подай ему какой-нибудь знак или оповести, что у тебя все хорошо. У тебя же все хорошо? - угроза в ее словах практически ощущалась на кончике вибриссов, наполняя воздух в некоем треугольнике, образованном кобылами. Но Албена уже отошла от первого своего испуга и сейчас спокойно воспринимала это, мирно глядя в коварные глаза Шередан. За Дарк она следила только краешком сознания, не выпуская ее из виду. Услышав, что та принадлежит к охотникам, Албена наблюдала за ней чуть внимательнее. Но та не проявляла никакой инициативы, чем позволяла сделать один-единственный вывод: Шестерка. Такие лошади готовы исполнять приказы, но сами редко становятся зачинщиками каких-то действий. Об этом говорит и то, что она продолжает считать себя охранницей территорий, хотя отдавшего ей такой приказ коня уже давно не видно на горизонте. Поэтому все внимание следует направить на того, кто в состоянии отдать ей этот приказ. Шередан казалась какой-то слегка застывшей. Воспользовавшись паузой, Албена произнесла:
- Неужели ты боишься его, Шередан? Видишь, ни он, ни я не желаем войны, - Албена выпустила тяжелый выдох, вспоминая обо всех ужасах последних пары лет. Скоро придет весна. А значит всем хватит места под солнцем, - примирительно объявила она, снова обнаруживая миролюбивый настрой и нежелание втягиваться в передряги. Но то, как злобно Шер хлестнула себя хвостом по боку, явно означало, что вороной такой подход не близок. Вспоминая годы правления это яркой звезды, зажегшейся на закатных землях, Албена вспоминала и не самые разумные решения этой кобылы. Но прошло уже много лет. Насколько годы изменили ее характер и сущность, насколько жизнь преподнесла ей нового опыта и мудрости для того, чтобы не совершать необдуманных поступков?
- Мы все будем вариться в одном котле, Албена. - точно вторя своим мыслям отстраненно произнесла вожачка, плывшая по волнам своих мыслей. Было сложно спорить с ней, но соловая не желала втягиваться в эти игры с запугиванием. Голос Дарк прозвучал неожиданно, особенно странно было слышать хриплый смешок, который так жутко смотрелся в этой обстановке. 
- Шередан, зачем ты пугаешь эту милую лошадь? Не переживай, это с виду она такая грозная, а внутри, белая и пушистая, - Албена перевела взгляд на охранницу, улыбаясь одними глазами.Просто соловая настолько привыкла к своему статусу, что теперь не понимала, как может быть по-другому. Сейчас она ясно увидела, что Грозовая не подчиняется Закатной, а значит они разобщены. Когда враги по одному - они слабы, - вспомнилось отчего-то ей наставление Майкла, которое тот передавал их детям. В ее голосе была такая искренность и теплота, что сложно было бы заподозрить ее в каком-то высокомерии.
- Не думаю, что тот, кто в силах был удержать закатный табун, может быть белым и пушистым. Будь осторожна, Дарк, не дай самоуверенности затмить голос разума и интуиции, - наставительно произнесла она, не выпуская из поля зрения Шередан. Слова должны были и польстить ей, но в то же время это вряд ли можно было считать комплиментом. Албена успокоилась совсем, видя, что ни одна из лошадей не собирается нападать.

+1

12

Весна всё близится. В воздухе начинают появляться новые нотки. Природа постепенно оттаивает, и пустой запах мерзлой земли и коры начинает богатеть. Солнце топит лёд, сковавший каждую частичку живого и неживого в Долине Любви. Делая каждый новый вдох, Майкл запускал в лёгкие всё больше красок весеннего пробуждения. Можно было закрыть глаза и видеть окружающий мир с помощью обоняния и осязания. Весна дарит возможность живым существам прозревать, даже если они лишены способности воспринимать мир глазами. И лишь зима из всех четырёх времён года хоронит природу под своим усыпляющим покровом. Жизнь существ в таких условиях становится обезличенной, они будто слепнут, и составить полное представление об окружающем пространстве становится практически невозможно. И пусть холод и запустение - важные части жизненного цикла, но, признаться, далеко не самые приятные и воодушевляющие.
Подчиняясь законам природы, тело и душа Майкла также пребывали в спячке последние несколько месяцев. Но сейчас его тело постепенно начинало выходить из оцепенения. Для жеребца начинался новый виток жизни. Несмотря на то, что он не так давно перестал быть полноценным представителем мужского пола, этот факт его совершенно не смущал. Теперь природа предоставляла ему возможность вести размеренную жизнь и ощущать происходящее не только в насыщенных тонах, но и оттенках, тенях, полутонах. Майкл чувствовал, что мир вокруг него наполняется теперь иным смыслом. И он приходился жеребцу по душе.
Албена уже стояла в окружении вороных лошадей. Кобыла, что повыше, стояла перед головой соловой, на некотором расстоянии. А кобыла поменьше прилипла к Албениному крупу. Майкл вопросительно поднял надбровную дугу и издал весёлое гугукание. Однополую связь среди жеребцов он встречал, но среди кобыл видел впервые. Даже в пятнадцать лет было чему подивиться в мире. Волнения или негодования это у него не вызвало. Он доверял своей любимой и знал, что в такую нелепую ситуацию она себя погрузить не даст. Так и произошло: Албена, словно наэлектризованная, вскочила и повернулась волчком на месте. Судя по движению куб каждой из трёх кобыл попеременно, между ними уже велась беседа. Но с расстояния, на котором находился Майкл, услышать слова было невозможно. Скорее всего, лошади общались между собой на спокойных тонах, без повышения голоса. Это давало игреневому понять, что страстей, которые приведут к недоброму, там пока ещё не закипело.
Волнение, исходившее от Албены, постепенно растворилось в воздухе. Через некоторое время от него не осталось и следа. Майкл, снова подняв голову от земли с куском растительности во рту, внимательнее посмотрел на свою возлюбленную. Вместо трепета и дрожи она начала излучать уверенность и какую-то гордость. Соловая уже уверенно держала голову и осанку, со спокойствием Будды что-то выговаривая маленькой вороной лошади. «Уже другое дело», - удовлетворённо подумал Майкл. Не успел он отвести взгляд и снова опустить голову, как вороная фигура с замысловатыми повадками обернулась прямо на него. Взгляд её темных глаз был немного помутнён. Вероятно, кобыла параллельно бродила по коридорам собственных мыслей, рисовала в голове какие-то видимые только ей одной образы. И тонула в них. Это выражение лица показалось знакомым Майклу. Во рту закончился корм, поэтому он непринужденно опустил голову к земле. Разрыв ногой ещё плотный снежный покров, он снова вгрызся в сухую лесную подстилку.
Видел он эту лошадь, возможно, только однажды, потому что связанных с ней событий вспомнить не мог. Немного покопавшись в прошлом, жеребец оставил это неблагодарное дело. Образ исхудавшей арабской лошади с немного безумным взглядом не всплыл в его голове. Значит, она никак не влияла на его жизнь.
Становилось ещё теплее. Левый бок Майклу уже значительно напекло, поэтому он решил повернуться к светилу другим бортом.

+1

13

Вороная спутница уважительно холодно ответила на расспросы Албены, не давая ей каких-либо поводов для более близкого приятного общения. И с радостью же она приняла вербовку Албены в «плохишей», сладко улыбаясь своей правительнице, хотя об этом факте она еще не догадывалась. - Шередан, зачем ты пугаешь эту милую лошадь? Не переживай, это с виду она такая грозная, а внутри, белая и пушистая. Мягкий голос был под стать нежным лучам солнца в зените, начинающего сильно печь вороные шкуры. Однако в голове у Шерри пронеслось совсем не совпадающее с пламенным дружелюбным приветом настроение. Что ты такое несешь?! Разверзлась Дана в утробном рычании недовольства. Она хмуро покосилась на Дарк, осаживая ее в слишком смелом порыве правды. -Давай не будем опережать события и путать нашу новую избранницу.
От слов Шер соловая затряслась и, не выдержав накала страстей, молниеносно подпрыгнула и повернулась в более выгодное положение. От удивления, вороная вскинула голову, быстро переминаясь на месте в подготовке к активным действиям. Уши, глаза, хвост, ходили ходуном, - Шерри была так подвижна, что казалось, что она вот-вот развалится на части. Албена же в это время как-то приосанилась, несмело выдавая свою истинную натуру, только какую, Шередан было неинтересно, она лишь заметила изменения. Не думаю, что без твоих завоеваний, я - никто. Мне нет нужды ничего доказывать ни себе, ни окружающим. Дана не ожидала такой заумной колкой фразы, - видимо, придется еще немного поколдовать над Албеной, затягивая ее в свои плотные липкие сети, от которых освободиться можно только на том свете.
- Речи о том, что ты ничего из себя не представляешь, Я не вела, – Шередан приблизилась к боку Албены, чаруя своим глубоким интригующим взглядом, сглаживая голос по сравнению с предыдущей фразой. - Я могу дать тебе все, что захочешь. Силу, власть, земли, любовников. На последнем слове голос предательски дрогнул, ведь эта вещь была единственной слабостью кобылы. Из-за этого она озадаченно повернулась на затаившегося знакомого соловой, который все так же беспристрастно лакомился пожухшей зимней травой. - Неужели ты боишься его, Шередан? Видишь, ни он, ни я не желаем войны. Скоро придет весна. А значит всем хватит места под солнцем. Дана медленно, с неким отчаянием из-за непонимания Албеной устройства этого мира, вернулась к пока неспешному нейтральному разговору. Шередан явно стала более дипломатична с годами, однако это все равно было непригодным для кампаний таких масштабов.
В голове была легкая путаница, Шер хотела забрать Албену с собой, но тот скучный жеребец поплелся бы за ними. А он вряд ли проявил бы интерес к великим игрищам кобыл, своим безучастием лишь сбивая настрой. Неясно, что могла бы Дана почерпнуть у соловой, кем она была до великого распада? Есть ли ей чем поделиться? Вороная хотела бы сделать ее своим приемником/помощником, который искал бы новых лошадей и приобщал их к скандальному табуну Заката. А далее свои земли, нейтральные, и так по накатанной. Шерри чувствовала, что Албена слаба на передок в деле власти, поэтому за нее еще бы пришлось поспорить.
- Не думаю, что тот, кто в силах был удержать закатный табун, может быть белым и пушистым. Будь осторожна, Дарк, не дай самоуверенности затмить голос разума и интуиции. С толикой наставления соловая подумала, что предупредила воинственную Дарк в таком нехитром деле. Шередан надменно приподняла правую бровь, осаживая слишком осмелевшую Албену. – Дарк и без твоих выводов прекрасно знает, кто такая Шередан. А ты еще, по-моему, не имела со мной дел. Что тобой движет, кем ты была и кем хочешь стать? Вороная почмокала губами, разворачиваясь в сторону жеребца, устав уже стоять на одном месте. Решение необходимо было принимать прямо сейчас: отправиться на свои земли, до которых рукой подать, снова обозначить свои границы. Это начало новой эпохи.
- Дарк, нам необходимо решить прямо сейчас. Действуем ли мы с тобой сообща или расходимся здесь же? Я хочу возродить хоть один табун, естественно, Закатный, вопрос лишь в том, захочешь ли ты сделать это со мной. Надо было переходить к решительным действиям, эти бессмысленные разговоры отнимали слишком много времени.
Шер повернулась обратно к кобылам, спокойно наблюдая за Албеной, которая была раза в полтора крупней вороной, и выдохнула, успокаивая свою кипящую натуру. – Албена, твое спокойствие нам тоже пригодится. Втроем, мы, пожалуй, сможем стать одной идеальной правительницей. Вороная ухмыльнулась, медленным шагом начиная отходить от кобыл. Отойдя на пару метров ближе к своим территориям, Шер обернулась на своих спутниц, - - Или у вас есть идеи получше? Шерсть радужно искрилась, превращая блестящую Шер в неописуемую красавицу.

+1

14

Шередан не оставляла надежд завлечь Албену в свои планы, то сладким голосом напевая о власти, и прочей лабуде, то умело пряча в своих словах потаенные угрозы. Соловая держалась достойно, сопротивляясь нападкам Шер, и Найт было интересно сколько она сможет продержаться против опытной, в таких делах, вожачки закатных.
-Не думаю, что без твоих завоеваний, я - никто. Мне нет нужды ничего доказывать ни себе, ни окружающим. Ощетинилась Албена. Конечно, какой доминанте, хоть и растерявшей всю власть, понравится то, что её называют никем.
Соловая всем видом пыталась показать то, что она не боится, что она ещё имеет за спиной защиту своего табуна и благосклонность вожака. Но не было табуна и некому будет вступиться за экс-доминанту, поэтому приходилось быть осторожной в своих словах. Дарк ощущала в этом сходство между Албеной и Шер, ведь обе они были представительницами правящих верхушек своих табунов, а их решение было неоспоримым для всех их подчиненных. Теперь же, когда былые времена прошли, им всем необходимо было учиться жить по-новому.
- Не думаю, что тот, кто в силах был удержать закатный табун, может быть белым и пушистым. Будь осторожна, Дарк, не дай самоуверенности затмить голос разума и интуиции.
-Если бы не моя самоуверенность, - тряхнув длинной чёлкой, ответила вороная, - то гнить бы мне давно с теми, кто всё время думал об осторожности. О, боги, - ухмыльнулась Дарк, - она и впрямь считает, что я буду подчинятся Шередан? Эта встреча забавила Дарк всё сильнее и сильнее. К тому же, Ночь не могла пропустить мимо ушей фразу Шер, которая явно была не довольна такими выпадами. О да, Шередан, я прекрасно знаю кто ты такая. -Давай не будем опережать события и путать нашу новую избранницу. Шерри нахмурилась, окинув Найт злобным взглядом, ведь её гордость, недюжее самолюбие, а главное образ властного правителя должны оставаться нерушимыми.
- Дарк, нам необходимо решить прямо сейчас. Действуем ли мы с тобой сообща или расходимся здесь же? Я хочу возродить хоть один табун, естественно, Закатный, вопрос лишь в том, захочешь ли ты сделать это со мной. Найт рассмеялась, своим хриплым, совсем недобрым смехом. Нет, эта кобыла и впрямь не в себе.
- Я очень рада твоему желанию возродить табун Закатных - отсмеявшись, спокойно заговорила вороная, - и даже могу понять мотивы, которые движут тобой. Россказни о том, что ты хочешь, чтобы все лошади жили в мире и согласии оставь для кого-нибудь другого. Ты жадна до власти, Шередан, – констатировала факт Найт, медленно двигаясь вокруг кобыл, разминая затекшие ноги, - но я тебя не осуждаю. Все мы имеем свои пороки. – Ночь остановилась напротив Шер, внимательно наблюдая за эмоциями и действиями вожачки закатных. – Ты хочешь возродить свой табун, хорошо. А дальше? Я уверена, что на этом ты не остановишься, захотев подгрести под себя остальные земли. – Найт бросила беглый взгляд на пасущегося вдалеке жеребца и продолжила. – Что ты захочешь сделать с территориями других табунов меня абсолютно не волнует, но покуда я жива, тебе не править грозовыми землями. Я была верна своему табуну и останусь верна интересами грозовых до последнего вздоха. – Дарк говорила так, чтобы у кобыл не оставалось сомнений в словах вороной. Она была преданным воином и останется таковой. – Но мне всё же интересно выслушать тебя. Где ты собираешься брать ресурсы на всё это? Необходимо узнать обстановку в других табунах, может быть стоит опасаться нападений со стороны других табунов? Для этого нужна разведка. Нужны войны, чтобы в случае чего могли сразиться с противниками. Нужны стражи границ, которые будут охранять территории твоего табуна от возможных захватчиков и забредших хищников. А на деле, что имеешь ты? – Ночь слишком долго варилась в этом котле, проведя в сражениях большую часть своей жизни, поэтому она понимала, о чем говорит и, что без этого минимума у Шерри не было ни единого шанса на то, чтобы не просто занять пустующие территории, а удержать и защитить их в случае чего. Не говоря уже о полноценных захватнических сражениях на территориях чужих табунов. – И каких конкретных действий ты хочшь от меня, Шередан?
– Албена, твое спокойствие нам тоже пригодится. Втроем, мы, пожалуй, сможем стать одной идеальной правительницей. Будто ты собираешься делиться властью с Албеной, Шер. Не обманывай хотя бы саму себя.
Хорошо, что Дарк никогда не заботила грызня за место вожака, хотя она с лёгкостью могла потягаться со многими претендентами, но по мнению Найт, быть вожаком – наискучнейшее занятие.

+3

15

Бескрайнее ровное поле, где можно устраивать скачки.

https://pp.userapi.com/c844616/v844616031/a563/-MhE3Uwp1Ts.jpg

0

16

Эта маленькая, но отнюдь не дружная компания пыталась прийти к взаимопониманию. Никто не упоминал и не хотел думать о том, что это невозможно. Что табуны не зря назывались Табунами Духа - ты можешь изменить окружающую обстановку, но твой дух всегда остается с тобой, что бы ты ни делал. И собравшиеся Духи Грозы, Леса и Заката просто не имели шансов на достойное объединение. Временное перемирие - возможно, сотрудничество - возможно. Но один табун из них не получился бы никогда. Слишком долго лошади делили между собой земли и права. Слишком долго витал дух войны и сопротивления над этими местами. И сейчас, слушая своих собеседниц, Албена ясно понимала - она просто не может выступать с ними за одну команду. Слишком многое поставлено на карту: суверенитет Лесных Земель - наследие Майкла, которое они с ним должны сохранить. Ради детей, ради табуна, ради общего блага.
Осознание всего этого свалилось на соловую кобылу внезапно, точно гром среди ясного неба. Чем дольше и искуснее плела свои обольстительные сети вокруг нее Шередан, тем больше Але хотелось скакать отсюда, кидать клич по всем лесным землям, собирать под знамена Духов Леса как можно скорее. Защита своих детей, к которым Албена относила всех лесных лошадей, было ее главной задачей по жизни, и сейчас, помня о воинственности Шередан, она физически чувствовала угрозу для них. Не сейчас - сейчас вожачка заката слишком слаба и одинока, но однажды может настать день, когда ей выпадет еще один шанс реализовать свою жажду власти. И поэтому нужно быть как можно умнее и попытаться остановить ее. Оглянувшись на Майкла, кобыла почувствовала прилив нежности. Ее любимый мудрый конь - кому, как не ему возглавить новую империю?
И когда это осознание пришло к ней, то слушать двух собеседниц стало просто смешно. Зная, что на лесных землям еще встречаются одиночки, собрать их под знамена не составит особого труда. А вот у Шередан такой опоры не было, и сейчас ее обещания и сладкий мед, лившийся с уст, был просто ветром, шелестящим в верхушках высоких деревьев, готовившихся к весне. Я могу дать тебе все, что захочешь. Силу, власть, земли, любовников. - на последнем слове Шер Албена тихонько хохотнула и мотнула головой, убирая с глаз длинную светлую челку. Мои любовники уже давно сосредоточились в одном единственном жеребце... Земли у соловой имелись в избытке, власти тоже достаточно, а силы... Сила не была ей нужна, достаточно того, что рядом был сильный Майкл, который прислушивался к ее редким советам, но всегда решал все сам. Зачем ей эта сила? Она создана, чтобы любить и опекать, а не ставить на место всех подряд. Этим пусть охранники занимаются.
Дарк и без твоих выводов прекрасно знает, кто такая Шередан. А ты еще, по-моему, не имела со мной дел. Что тобой движет, кем ты была и кем хочешь стать? - скупая улыбка чуть тронула губы Албены, она едва заметно кивнула. Поняв, что своими речами сбивает игру и рвет сети вокруг Дарк, арабка решила, что не стоит вмешиваться. Это их игры, и хотя было бы неплохо заполучить такого бойца, как вороная чистокровка, это дела Майкла. Не ее. Вопросы Шередан Албена решила проигнорировать - не твое собачье дело - единственный ответ, который могла бы дать доминантка. Но ей не хотелось грубить, как и всегда. Она не чувствовала неприязни к этой вороной арабке со слегка безумным, подвижным взглядом. Отчасти ей даже хотелось помочь ей и направить ее. Но вот стена, которую строила вокруг себя Дана, не давала подступиться к ней. Чаще всего такие лошади понимают только силу... Грубую физическую силу.
Албене хотелось поскорее завершить весь этот разговор. Сейчас, когда все стало так ясно, меньше всего ей нужно было торчать тут, слушая захватнические планы и утопичные сюжеты. Настало время строить собственные. Тем более, что все, что говорила Дарк, звучало вполне разумно. И правда - откуда у Шередан столько сил и опыта? Да элементарно - народу? Лесные духи не пойдут за ней. Они совсем другие... - успокаивала себя Аля, но зерно сомнения и беспокойства поселилось в ее душе. Хотелось поскорее звонить во все колокола, проверяя верность лесных своей земле и вожаку. Нужно было как можно быстрее решить этот вопрос. Вот тебе и прогулялась утречком... Безучастный Майкл тянул ее к себе, как магнитом, хотелось поскорее все ему рассказать и объяснить. Все эти новости, настроения - не к добру, ой не к добру...
Албена, твое спокойствие нам тоже пригодится. Втроем, мы, пожалуй, сможем стать одной идеальной правительницей. - звук собственного имени вывел Албену из некоей задумчивости, в которую она впала, думая о будущем этих земель.  Тронутая таким комплиментом, она слегка склонила голову в знак признательности. Или у вас есть идеи получше? - соловая медленно обвела взглядом собравшихся, еще раз внимательно забержавшись глазами на Дарк. Та выглядела вполне миролюбиво, да и они с Шередан явно не были подружками. Все первоначальные сомнения Албены развеялись, и задерживаться тут дальше не имело смысла. Разрешите попрощаться...
Я благодарю тебя за твое щедрое предложение, - тонкая нотка иронии была почти не заметна непривычному уху.Тем более, что она тут же пропала. - Дарк права во всем, и пока что у тебя есть только большое желание, но за ним не стоит ничего. Да и потом, - она все-таки решила это сказать, хотя изначально не собиралась. - Закатный табун совершенно другой по духу. Албена спокойно посмотрела ей в глаза. Годы жизни с лесными лошадьми изменили ее, сделали более степенной и мудрой. И сейчас ей не хотелось прощаться на грустной конфликтной ноте. Надеюсь, великие дела еще будут вершиться на этих землях. Прощайте, дамы, попутного ветра! - не смея более удерживаться за этот миг прощания, Албена подорвалась с места в карьер, слегка забросав своих новых знакомых снегом из-под копыт. Достигнув кромки леса, где ее ждал игреневый жеребец, она резко затормозила рядом с ним, переводя дыхание. Чуть коснувшись губами его щеки, она нежно проворковала. Мне нужно столько все рассказать тебе... Нужно вернуться на наши территории... Идем? - кобыла, твердая в своих намерениях, сделала пару шагов в сторону чащи и оглянулась. Легкое возбуждение, витавшее в воздухе, солнышко, игравшее бликами на светлой песчаной шерсти, белый хвост, поднятый трубой... Весь ее вид дышал весной и переменами.
---->в лесные земли

+2

17

В томных волнах тишины и спокойствия начал издаваться звук электрического треска. Он был еле слышимым, почти незаметным, но при этом вполне ощущаемым. Заряженные частицы касались волос на теле Майкла и заставляли их едва шевелиться. Кто стал нарушителем царившего умиротворения? Конечно же, его любимая.
Майкл перевёл на неё внимательный взгляд и прислушался.
- Надеюсь, великие дела еще будут вершиться на этих землях. Прощайте, дамы, попутного ветра!
"Интересненькое дельце! О чём моя краса вела там разговор?" Кому с утра прошлогоднего сена поесть, а кому серьёзно задуматься о будущем. И обсудить его с незнакомцами. До чего только не доведёт зима, продержавшая всех лошадей в изоляции друг от друга.
Вот Албена уже развернулась, настропалилась и стремительным карьером понеслась в сторону Майкла. И весь мир вокруг неё остановился. Подняв голову, он повернулся к соловой арабке лицом и наблюдал за её движениями словно по замедленной записи. Он видел каждый её шаг, движение мускула, полёт гривы. При этом она вся искрилась на солнце, отчего на глазах показались слёзы. Настолько ослепительным было зрелище. В следующую секунду Майкл получил лёгкое прикосновение на щеке и очнулся. Весь мир снова обрушился на него своими звуками и запахами, отчего жеребца почти контузило. Но он быстро взял себя в руки и обратил всё своё внимание на ту единственную, что одной своей мыслью могла перевернуть окружающую действительность с ног на голову. По сути, Аля не сделала ничего, что могло возродить на земле хаос, но из неё сейчас бил такой ключ энергии, что он мог бы породить ещё одну вселенную. "Весна!" Майкл чувствовал её в каждой клеточке своей возлюбленной и глубоко её вдыхал. Без жадности. Со спокойной искренней любовью. Он понимал, что означает эта мелодия запахов.
Она звала его за собой. Такая трепещущая и взволнованная. "Что она услышала от этих незнакомок..." Майкл обернулся на них и окинул уверенным и бесстрашным взглядом. Стоя во весь рост с немного расставленными ногами, он был на порядок выше Албены и чувствовал себя крепостью, которой под силу отразить любые удары. Такое чувство дарила ему эта золотая лошадь. Окрыляя и одаривая силами. Сегодня они были ни к чему. Майклу не было нужды проявлять своё физическое превосходство над кем-либо, тем более над кобылами. Но эти силы по меньшей мере придавали его фигуре осанку, а взгляду уверенность. Золотая устремилась с нейтральных земель в глубь территории табуна Духа Леса. Майкл решил попрощаться с собеседницами Албены, несмотря на то, что никакого участия в беседе с ними не принимал. Встав на дыбы, он дружелюбно взмахнул передними ногами и мотнул головой. Его глаза излучали доброту и признание. Кем бы эти кобылы ни были, он не имел ничего против них. Окончив свой жест доброй воли, он опустился на землю и пустился галопом за своей Албеной.

---->в Лесные земли

+1

18

Кобылы почему-то не охватывались настроениями Шередан, и она чувствовала, как все безвозвратно ускользает. Албена, возомнив себя очень важной особой для ответа на вопросы Даны тупо хмыкала и улыбалась. Вороная сердито мерила ее взглядом, выражая свое неудовлетворение неподчинением. Слишком эта соловая была приторной и правильной, таких тоже воспитывают лишь грубостью. Нарастающую злость перебила Дарк, которая приняла все слишком близко к сердцу и расщедрилась на целую тираду. Шер надменно приподняла правую бровь, делая одолжение вороной громадине.
… Ты жадна до власти, Шередан Очертила Дарк, начиная ходить подле кобыл. Шередан не отпускала ее взгляда и будто со скрипом, медленно поворачивала голову за движениями вороной. Шерри стало интересно выслушать, чего же еще выдаст эта странная лошадь, чтобы сполна затем на ней отыграться. но я тебя не осуждаю. Все мы имеем свои пороки. Кобыла вскинула голову, не давая Дарк подойти ближе и нарушить личное пространство. Хотя и не только поэтому, «пороки» ее задели и не были оставлены без внимания королевы. - Как жаль, что для тебя это порок. Желание добиться чего-либо и быть признанной – это не порок. А оставаться в стороне и быть тенью… вот это уже проблема. Шер сделала намек в этой фразе на вороную, чуть оголяя зубки в недобром намерении. Эти бодания, казалось, могли идти вечно, останавливал только возраст и притупленная реакция, на которую Шередан все молилась на будущее лето.
Поток какой-то воды в виде пустых громких предложений заставил кобылу скучать. Я была верна своему табуну и останусь верна интересами грозовых до последнего вздоха. Гляделки продолжались, и казалось, что про Албену все забыли и ей легко будет смыться. Но Шерри краем глаза наблюдала, что та прислушивается и наматывает что-то себе на ус. Ай-яй, это не очень хорошо, надо бы быть скромней в раскрытии своих намерений. Но было бы так – это была бы уже не Шередан со своей необдуманностью и спешкой, а не потерять свою индивидуальность, хоть и в таком ключе было непозволительно. – Какая же ты молодец, вот бы мне таких лошадок, да в табун. Подмигнула Дана лошади напротив, и развернулась к Албене, показывая Дарк не интересность ее слов.
Но вороная была настойчивой, и видимо слишком долго молчала, поэтому Шер с недовольным цоканьем склонила голову к Дарк, – Где ты собираешься брать ресурсы на всё это? Необходимо узнать обстановку в других табунах, может быть стоит опасаться нападений со стороны других табунов? Шер напряглась, стискивая зубы до скрипа и исподлобья взглянула на Дарк. Эти слова привели в бешенство, разливающееся молниеносной волной по всему телу и мутящее до ужаса разум. - Никто и не посмеет напасть. Слишком ссут, безвольные шавки! Даже из своего табуна выйти боятся, посмешище. Рыкнула, переходя на крик Шередан, внезапно клацая зубами возле Албены и указывая ей свое место. Эта пафосность соловой в попытке держать себя красиво и умно указала Шер на то, что та что-то чувствует в плане правления и имеет некие замашки и запал в этом направлении. Поэтому, нет, вспыльчивой реакции удостоилась не Дарк, а именно эта Албена.
– Где я собираюсь брать ресурсы, и как это буду делать – это уже за мной, это не заботы моих лошадей. Заботы моих лошадей – выполнять мои приказы, больше ничего. Кобыла находилась в ярости и теряла контроль из-за смеющими ей возражать пешками. – И каких конкретных действий ты хочешь от меня, Шередан? Шерри снова посмотрела на Дарк, смягчаясь из-за ее габаритов и менее наполеоновских замашек. – Я хочу помощи от тебя в моих свершениях: твоя защита будет необходима. А эти две на деле оказались не так просты, как подумалось. Что-то есть у них в голове, и просто так сдаваться они не собирались. Ну ничего, мы поработаем над этим.
Я благодарю тебя за твое щедрое предложение. Дарк права во всем, и пока что у тебя есть только большое желание, но за ним не стоит ничего. Тонкий голосок Албены наравне с грубой хриплостью Дарк и Шередан прозвучал жалобно и тоскливо. Наливавшиеся кровью глаза уставились на соловую малышку, бесспорно доставляя ей неудобство. - За моим желанием стоит моя сила духа и смелость. Обещаю, скоро мы увидимся, в другой обстановке, конечно же. Правый уголок губы потянулся на верх, придавая вороной черты совсем умалишённой. - Жаль, что ты не сильна в этих качествах, и при следующей встрече будешь прятаться за спиной своего ухажера, в то время, как Я поведу своих лошадей вперед. Албена не казалась уже завсегдатаем тусовок, а продуманной сукой.
Надеюсь, великие дела еще будут вершиться на этих землях. Прощайте, дамы, попутного ветра! Шер только было открыла рот для подтверждения слов соловой, как та дала деру, запачкав талым снегом вороных кобыл. Дана поморщилась от налипшей массы и стряхнула ее, немного приходя в себя. Албена посмела удрать посреди разговора, и Шередан было дернулась за ней, но, увидев забытого в стороне игреневого, осадила себя, лишь злобно наблюдая за убегающей лошадью. Он не пожалел сил и решил показать себя во всей красе – на дыбах. Дана выпячила грудь вперед, не игнорируя этот жест, и на таком их первая встреча и завершилась.
Вороная повернулась обратно к Дарк, переводя дыхание и с вызовом посмотрела на нее, заставляя быстрей принять решение. И вправду надо было проверить свои территории и снова обозначить их. Шер поднялась в резвую рысь в сторону дома, и не оборачиваясь на Дарк, размаслалась в легком арабском полете навстречу новой странице книге завоеваний.

===> территории заката.
п.с., Дарк, ты идешь.

+1

19

К неудовольствию Шередан Албена ловко выпутывалась из её хитросплетенных тенёт, оставляя закатную вожачку «с носом». Соловая оказалась не так проста, как показалось Дарк на первый взгляд. Кобыла вела себя уравновешено, не выказывая эмоций, отвечая на все вопросы сдержано и вдумчиво, стараясь не нагрубить и не нахамить своим собеседницам. Правящая кобыла лесного табуна держалась очень достойно с такими норовистыми кобылами как Ночь и Шер.
Шередан была в своем репертуаре, абсолютно противопоставляя себя Албене. Дарк забавила напускная озлобленность Шерри, закатная всё больше и больше выказывала раздражение - все её планы катились к чертям. - Как жаль, что для тебя это порок. Желание добиться чего-либо и быть признанной – это не порок. А оставаться в стороне и быть тенью… вот это уже проблема. Клацнула зубами вороная, задетая словами Найт.
Дарк окрысилась, угрожающе заложив уши. Кобыла терпела зазнавшуюся вожачку только потому, что та не выказывала агрессии в сторону грозовой, но теперь, когда всё шло не по её задумкам, Шер начала перегибать.
- Осторожнее, - предостерегла её Найт, прищурив черные глаза, всем видом показывая, что если Шередан будет продолжать такие действия, то вороная также прольёт на свет не самые приятные черты своего характера.
- Никто и не посмеет напасть. Слишком ссут, безвольные шавки! Даже из своего табуна выйти боятся, посмешище. Дарк и помыслить не могла, что её слова могут вызвать такую ярость в душе Шередан, которая сорвалась на крик, но почему-то её негодование вылилось на Албену, спокойно стоящую в стороне. Неадекватные телодвижения закатной не произвели на неё особого впечатления, хотя очень не понравились Найт. Нет, ей было абсолютно наплевать на агрессию Шерри, когда она не была направлена непосредственно на неё саму. Даже если бы кобылы передрались бы здесь, Найт бы и ухом не повела, но на эти сгоряча брошенные Шередан слова, Ночь отрицательно покачала головой. Если бы вожаки грозовых территорий думали бы также, то от наших владений не осталось бы ничего. Как можно было так беспечно относиться к соседним табунам. Недооцененный враг – самый страшный.
– Где я собираюсь брать ресурсы, и как это буду делать – это уже за мной, это не заботы моих лошадей. Заботы моих лошадей – выполнять мои приказы, больше ничего. Ярость совсем затмила разум Шередан и не давала ей остановить этот поток безумных мыслей.
Найт не обладала особой проницательностью, она не умела править и не была особо искусна в дипломатических расшаркиваниях, но ей хватало разума понимать то, что вожаку не вытянуть весь табун на себе. Всегда рядом должны быть опытные советники, к словам которых надо было прислушиваться. Последний вожак грозовых – Никопол, хоть и принимал решения самостоятельно, но всегда советовался со своими приближенными. Политика Шер была Дарк непонятна, да и, признаться честно, абсолютна неинтересна. Пускай играет в царицу всех земель, пока ей это позволяют.
– Я хочу помощи от тебя в моих свершениях: твоя защита будет необходима.

- В делах твоего табуна я тебе не помощник, - коротко ответила вороная, не желая больше говорить об этом, она уже ясно дала понять, что её верность грозе останется непоколебимой в любом случае.
Дарк заострила внимание на Албене, которая, после всей этой дикой тирады Шередан начала скомкано прощаться и, как говориться, «делать ноги». Вся это поспешность в действиях, до этого момента, спокойной кобылы крайне не понравилась Дарк и в её голову закрались очень нехорошие мысли. Своими криками и угрозами, которыми сочилась речь Шер она практически объявила войну всем, кто откажется подчиниться. Но, как и сказала Дарк, безумная вожачка не обладала ресурсами для этого, зато, очень возможно, что обладали другие. Кто знал в каком состоянии сейчас находится табун Лесных? И как можно будет утверждать, что явно настороженная этим соловая доминантка, не решит первой закончить этот назревающий конфликт, пока Шередан не соберет силы. Но Дарк была бы не Дарк, если бы её беспокоило будущее табуна заката, но, опытная по части ведения сражений, Найт, не исключала того, что под угрозой могут оказаться и территории грозовых, а ситуация у обитателей высокогорья была из рук вон плохая.
-Жаль, что ты не сильна в этих качествах, и при следующей встрече будешь прятаться за спиной своего ухажера, в то время, как Я поведу своих лошадей вперед. Всё. Финиш.
- Замолчи, - сквозь зубы почти прорычала Дарк, пытаясь остановить эту безумицу, хотя уже понимала, что было сказано слишком много, - совсем ополоумела? Молодец, Шередан, этим ты подписала приговор себе и своему недотабуну.
Говорить более не хотелось, теперь же, благодаря «отменным» способностям оратора Шерри можно было ожидать от других лошадей чего угодно и Найт нужно было быть готовой ко всему. Она бы очень сейчас хотела вернуться в свои земли, но длинный язык вожачки практически вынудил её идти на территории закатных, ведь если начнется какой-то экшн, то под удар в первую очередь попадет табуны лесных и закатных и, может быть, в сложившейся ситуации ей удастся сделать хоть что-то для грозовых земель, хотя Дарк прекрасно осознавала, что один в поле не воин. А она была совершенно одна.
Я за тобой не побегу, не надейся. Фыркнула Найт, широко и размеренно шагая в одном направлении с Шер, краем глаза замечая удаляющихся Албену и жеребца.
===> территории заката.

Отредактировано Дарк (27-03-2018 20:47:45)

+3


Вы здесь » Дикие лошади - Lоve Stories » Прерии » Поле