Добро пожаловать на форум, мой сладкий
«PRESS START»

PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS START PRESS

Дикие лошади - Lоve Stories

Объявление

АДМИНИСТРАЦИЯ





ФЛУДЕР НЕДЕЛИ:



АКТИВНЫЕ:





ПОСТ НЕДЕЛИ



...
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Давно прошли великие времена ролевых, в том числе и этой. Тем не менее, смотреть на пустующий в беспорядке некогда любимый многими форум очень сложно, потому было принято решение поддержать минимальную активность ожиданиями какого-то чуда возрождения. Если у Вас возникнет желание вспомнить/попробовать себя в виде дикой лошади - мы будем рады.

ПАРТНЁРЫ

Naar. Dance on the verge
ОЖИДАЮТСЯ С НЕТЕРПЕНИЕМ





В ИГРЕ



Уже и осень, а температура не опускается ниже +25, солнечные ванны продолжают радовать, зелень опадает лишь редкими пожелтевшими листьями. Лето сильно вцепилось в земли табунов, предположительно властвуя весь сентябрь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лес

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

http://sd.uploads.ru/LqRiu.jpg
Большая часть территорий табуна покрыта деревьями.

0

2

>>Начало игры<<
Усталость тяжёлым одеялом накрыла кобылу с головой. Вот уже несколько часов она блуждала по горам и лесам, внимательно вслушиваясь в каждый шорох, каждый звук. Иногда до неё доносились негромкие голоса лесных птиц, оставшихся на зиму в этих краях, а может и тех, что уже прилетели с юга? Жаль, заметить их в высоких кронах сосен было очень трудно. Сколько не всматривайся, задрав голову к небу, всё равно против серого облачного неба почти ничего не видно, кроме редких тёмных силуэтов, перескакивающих с ветки на ветку. Зато их тихий пересвист радовал как никогда. Саврасая надолго замирала возле какого-нибудь ствола, поводила чуткими ушками и внимала их незатейливым песенкам, напоминающим, что ещё недолго оставалось зиме буйствовать, весна уже близится, обещая всем жителям этих земель тепло, свет и хорошую зелёную траву. Кобыла ещё раз внимательно осмотрелась вокруг, прислушалась, потянула ноздрями воздух и, убедившись, что рядом никого нет, опустилась на землю. Ноги немного гудели от усталости, клонило в сон, так что Беатрисс прикрыла глаза и решила вздремнуть. В голове мелькали образы прошлого, чудились голоса братьев... Сил совсем не осталось. Уже несколько дней она не доедала, питаясь прошлогодней лесной травой, которую удалось разыскать под снегом, ветками деревьев и корой, но для молодой и подвижной лошади этого, уж конечно, было мало. Нужно было поскорее выбраться из леса и отыскать поляну, где летом колосилась пышная густая трава. Пусть сейчас она уже потеряла свой сок и вкус, но надо ведь чем-то набить желудок, иначе можно просто замёрзнуть или стать добычей волчьей стаи.
Гнедой жеребец склонил над ней голову, коснулся бархатистым носом щеки, уха, согревая своим дыханием. Тихий смех, до боли знакомый. -Трисс... Тиииииис, просыпайся, сестрёнка.- Он  фыркнул, легонько толкнул мордой в плечо, тормоша её.-Тебе уже пора, поднимайся. Они скоро придут за тобой, слышишь? Ты ведь так долго этого ждала.
Беатрисс завозилась, с трудом пытаясь разлепить тяжёлые от сна веки. Что-то не так, неправильно, не по-настоящему.  Вот он, совсем рядом. Тёплый, родной, любимый братец, её поддержка и опора. Её наставник и друг. Как же она скучала! Но как? И почему так тревожно на душе? Кто придёт? Зачем? Чего она так долго ждала? Вопросы посыпались на неё просто из ниоткуда. Резкое осознание заставило её дёрнуться, поднимая голову и... разочарованно вздохнуть. Грусть и отчаяние накрыли ледяной тьмой. Это лишь сон. Он сейчас далеко и, возможно, они никогда не увидятся снова. Из груди вырвался  протяжный зов, наполненный болью и отчаянием, да такой, что, пожалуй, будь кто-нибудь рядом, по спине бы пробежал холодок. Она завалилась обратно на бок, желая уснуть, чтобы хоть ненадолго увидеть родную душу. И уже всё равно есть ли рядом чужак или хищник, холодно, голодно или сил нет. Лучше пусть земля и этот лес станут её последним пристанищем, заберут её жизнь себе, и однажды здесь прорастут травы, лесные цветы. Они, возможно, подарят жизнь другому путнику. Холодный снег уже не жег её кожу. Лёгкое оцепенение, слабость. Ещё немного и она станет ветром и вырвется в небо, к стае птиц, и полетит далеко-далеко, туда, где однажды она оставила единственного своего близкого друга.

+4

3

Некромант почему-то всегда любил весну, что-то чарующе-таинственное было в этом времени года. Земля освобождалась от тяжелых снежных барханов, которые, разморенные тёплым солнцем, быстро таяли и, тысячи маленьких ручейков быстро стекали в реку, всё больше и больше наполняя её. Птицы от мала до велика возвращались с зимовки, создавая своими трелями огромное разнообразие звуков, которые делали лес каким-то живым. Вскоре на деревьях уже начнут набухать первые почки и крохотные зеленые листочки проклюнутся, устремив себя вверх к солнцу.
Воистину прекрасная пора, природа будто рождалась заново, сбрасывая с себя зимние оковы. Такое время дарила каждой душе какое-то чувство умиротворения и безмятежности, но даже столь чудесные природные метаморфозы не могли растопить лед, который навечно сковал душу вороного жеребца.
Прошло столько времени, утекло столько воды, а память Крона, словно играя с ним не в одной команде, день ото дня заставляя его вспоминать все самые чудовищные моменты своей жизни. Да и как тут забудешь, когда собственное отражение напоминает о годах, проведенных с людьми. Наверно поэтому жеребец так привязался к той слепой кобыле Кидо, которая не видела всего того, чем «наградили» его двуногие. Некромант часто вспоминал её и жалел о том, что их дорогам суждено было разойтись. Нашла ли ты того, кто будет тебе опорой?
Снег покрывался плотной коркой, создавая некоторые неудобства для передвижения, зато в некоторых местах его толщина в разы уменьшилась и стало легче отрыть себе пропитание, хотя Крон мечтательно прикрывал глаза, вспоминая о зеленой траве, которая скоро порадует всех лошадей. Некроманту не составляло большого труда пережить зиму, все же, если не брать в расчёт его сильно порченную шкуру и чересчур флегматичный характер, он был очень здоровым, мощным и сильным жеребцом. Порода брала свое и на фоне арабов, которых, что странно, Крон повидал в этих краях великое множество, и остальных диких лошадей, вобравших в себя разнообразные крови, он выглядел настоящим колоссом. Поэтому добыча корма и длительные скитания в поисках его не очень утруждали Некроманта.
Протяжное ржание достигло ушей Крона. Хотя это было больше похоже на стон, крик о помощи. Жеребец явно не ожидал услышать здесь кого-либо он высоко вскинул голову и навострил уши. Вдалеке он увидел чью-то саврасую шкуру, лежавшую в куче снега. Интересно. Вороной широким шагом двинулся к незнакомой лошади.
Кобыла. Подойдя ближе удостоверился Некромант. Лошадь явно была не в лучшей своей форме и Некроманту показалось, что она замерзает, но погода не была настолько холодной, чтобы вот так вот просто лечь и помереть от холода, только если… Голодная… Да, продолжительное голодание может за несколько дней свалить с ног молодую и здоровую лошадь, а дальше у организма просто не будет энергии, чтобы обогреть себя и даже не слишком холодная погода может стать причиной смерти.
Жеребец с силой ударил передней стороной копыта по боку кобылы:
- Поднимайся, - сам удивившись от грубого звучания своего голоса, Некромант продолжил, - поднимайся или ты умрешь.
Он ещё несколько раз стукнул кобылу, пытаясь растормошить засыпающую лошадь. А сам уже оглядывался в поисках хотя бы небольшого количества пищи. Некромант тряхнул чёлкой, хоть немного пытаясь скрыть уродливый шрам и большую площадь открытой кости на морде, чтобы не напугать кобылу, если та решит резко очнуться.
Удовлетворительно кивнув самому себе, Крон отошел от кобылы, тем более, что его действия принесли свои плоды, вроде бы, она начала открывать глаза. Его внимание упало на небольшой сугроб под деревом. Жеребец уверенно рыл копытом плотный снег и вскоре его усилия были вознаграждены. Жухлая, но вполне съедобная трава показалась под снегом. Сегодня никто не умрет.

Отредактировано Некромант (26-03-2018 17:28:38)

+4

4

По большому счету, Тирбиш повезло. Ей не объяснили, что елка колючая, и елка оказалась очень вкусной, особенно молодые побеги. Зеленые шишки, к ним идущие в комплекте, только дополняли невероятно вкусное блюдо хрумкой изюминкой. Можно было есть березовую отслаивающуюся кору, только слишком глубоко не грызть… В прочем, под настроение и это шло на ура. Тонкие ветви орешника на пастбищах, лишенные листьев тоже годились в корм, хоть и не так хорошо, как летом. Трава из под снега была спасением для всех лошадей, и Тирбиш не была исключением. Полнокровная кобылка любила есть. И не важно, утро то, день то или вечер или ночь. Еда – радость дня и его же горе, поскольку за своим третьим обедом за сегодня она упустила охранников земель, за которыми имела обыкновение следовать на приличном расстоянии. И… вот она снова бредет одна, внюхиваясь в запахи плетущейся и спотыкающейся на каждом шагу весны, которая, по женской традиции, «уже почти пришла, но еще не высох лак, да и прическа к этому наряду явно не подходит, в общем, вот вам еще метр снега, но я уже почти с вами, дети мои!» Дети, то есть птицы, охотно верят, чирикают и пружинистыми пернатыми мячиками прыгают по веткам, зависая среди ветвей куста в невероятных позах. Некоторые, особенно наглые, даже находят возможным спуститься к ней на круп и, подхватив начавший не по сезону рано линять подшерсток, взлетать уже с ним. Похоже, у местных птенцов будут исключительно теплые гнезда. Обдирая очередную елку, чалая кобыла вдруг замерла. Дрогнули мохнатые уши. Неужели! Не показалось, рядом кто-то есть. Сплюнув невесть как попавшую в зубы старую и от того очень царапучую шишку, она приподняла губу и снова принюхалась к ветру. Запахи казались отдаленно знакомыми, хотя сказать точно, кому они принадлежали было сложно. Как, в прочем, и точно сказать, не мерещится ли он. Весна, однако… Склероз – брат памяти, любопытство – друг ж… попы, а последняя без приключений никак, поэтому елка тут же была оставлена в покое, и лошадь тряской рысью, вразвалочку направилась туда, откуда доносился неясный шум. Близко она так и не подошла, с полусотни шагов поняв – не охранники.
Грозный вороной жеребец против воли внушал уважение, трепет да... и что уж греха таить - ужас, был внешне здоров и полон решительности. Судя по его действиям второе лошадиное тело все таки было еще живым. Кто-то из табуна. И кому-то второму сейчас не шибко хорошо. Но чем помочь? Осторожно приблизилась, поглядывая на жеребца, замирая через каждые пол шага и закладывая небольшой вираж, мол, я мимо проходила, так, заглянула на огонек, зажевать пирожок... Незнакомка, а вторая лошадь оказалась именно девушкой, с рыжей, как закатные блики на снегу, гривой, (все на тех же чтоб им уже растаять, снегах) и совершенно изможденной. Ладно, вроде жеребцы кобыл не бъют, авось за непрошенную помощь не забьют так сразу то...
- Опаньки! Лемминга шеей придавила! Не горюй, братан, сейчас вытащим!

Разумеется, никакого придавленного зверька не было и в помине, но теперь была надежда вернуть незнакомке интерес к жизни, пусть и чужой. Сунув морду под шею лежащей со стороны спины, попыталась подтолкнуть.
- Пад-йом, сестра, волки не дремлют, медведи не спят, а мухи вовсе уже озверели!  Воот эти белые, ага.
Оп, шевелится, пора делать ноги...

Отредактировано Тирбиш (26-03-2018 23:39:26)

+1

5

Она не сразу поняла, что за странный звук нарушил тишину. Сначала едва уловимый, затем чуть громче - он словно приближался к ней и, наконец, исчез. Затаился словно горный лев между скал. Затем он сменился другим малоприятным ощущением: со стороны за ней кто-то наблюдал. Двигаться ей не хотелось, как и показывать, что она ещё жива, но резкий удар в бок привёл кобылу в чувство. - Поднимайся,- Возвестил требовательный низкий голос, -поднимайся или ты умрешь. Пока она пыталась разлепить глаза и рассмотреть наглеца, её ещё несколько раз стукнули в бочину и, кажется, отступили. Беатрисс шумно выдохнула, мысленно ругаясь всеми известными ей способами на эту самую лошадь, небезразличную к чужим страданиям. Оказалось что небезразличных уже двое. Перед ней на несколько секунд мелькнула рыжая лошадиная шкура и исчезла где-то за спиной. Похоже, оставить её в покое они не желали. Кобыла занервничала, дёрнулась, стараясь подняться на ослабшие ноги. Всё же долгая дорога вымотала ее, а короткий сон не принёс долгожданного облегчения.- Опаньки! Лемминга шеей придавила! Не горюй, братан, сейчас вытащим! Раздалось прямо у неё за спиной и какая-то кобыла, судя по голову и запаху, стала с силой пихать её под шею, помогая подняться. Что она несёт? Какой такой лемминг?! - Пад-йом, сестра, волки не дремлют, медведи не спят, а мухи вовсе уже озверели! Воот эти белые, ага. Трисс, ещё не до конца пришедшая в себя, резко подорвалась, не без помощи незнакомки, и шарахнулась в сторону, едва не ударив по ней задними копытами. Обернулась и тряхнула головой, с трудом фокусируясь сначала на помощнице, рыже-чалой молодой кобылке, а потом перевела взгляд на него. Кажется, она ненадолго замерла, пораженная внешностью жеребца. Безумно красивый вороной, на которого она всего несколько минут назад ругалась про себя, был весь усеян шрамами и рубцами, но стать и порода давали о себе знать. Длинная чёлка почти полностью скрывала тёмную морду. Она смутилась, поняв что немного зависла, глядя не него, одёрнула себя и тут же напустила на себя обиженный вид, пытаясь отвлечь нежданных гостей от своей странной реакции. -Может я хотела умереть? -вскинула она голову, чуть отворачиваясь. Её внимание снова было обращено на молодую кобылку, вполне симпатичную по её мнению. Она была чуть крупнее, чем другие лошади её возраста, но это не мешало ей нисколько, даже добавляло какого-то шарма. И говор у неё был... забавный, приятный на слух, так что Трисс сразу прониклась к ней симпатией. Такая жизнерадостная и солнечная. Чуть младше её самой, но разве это помеха дружбе?

+1

6

Устремляясь в глухую чащу, Албена очень внимательно выбирала дорогу между густым кустарником и ободранными стволами деревьев. Голые сухие ветки могли больно впиваться в шкуру, а жесткая и острая кора непременно оставила бы царапины на нежной коже. Сейчас, весной, ей хотелось выглядеть хорошо, потому что жизнь кипела и бурлила, а события последнего часа были явным тому подтверждением. Воодушевленная кобыла слышала хруст снега сзади, под копытами Майкла, но не оборачивалась на него, не желая терять время. Пение птиц слышалось с каждого дерева - жизнь на лесных территориях в течение долгих лет приучила соловую любить и ценить эти звуки природы, приносящие умиротворение и покой. Может быть, именно музыка природы делала Лесных лошадей такими уравновешенными. Когда Албене показалось, что они зашли достаточно глубоко на свои земли, она устремила свои копыта на небольшую полянку, которую обнаружила по просвету между деревьями.
Обернувшись на своего любимого жеребца, Аля плавно перешла в тихий шаг, потом и вовсе остановившись. Нужно было все рассказать Майклу. В их тандеме ведущая роль определенно была занята им. Пусть с годами его энтузиазм чуть угас, мудрость и опыт только нарастали и превращались в сокрушительную силу, с которой неподвластно было справиться даже молодым и горячим жеребчикам. Албена всегда знала это и никогда не сомневалась в своем возлюбленном, с их самой первой встречи она чувствовала в нем силу и интеллект. Но встреча и разговор с Шередан все-таки выбил соловую из душевного равновесия, даже напугал. Хоть на поле она и смогла совладать со своими эмоциями, Шередан поселила в ней страх. Своей неуравновешенностью, дикими выходками и силой эта кобыла представляла бы реальную опасность, если бы за ней стоял табун. И сейчас Албене во что бы то ни стало нужно было убедить Майка, что пришло время снова созывать лесных под знамена, потому что их территориям возникла угроза. Пусть пока смутная и эфемерная, летающая в воздухе, но стоило поймать ее за хвост и рассмотреть побиже, как становилось ясно, что она все-таки достойна внимания и каких-то срочных действий.
Нежно глядя на Майкла большими и ясными глазами, кобыла подошла к нему вплотную и легко коснулась носа, полной грудью вдыхая родной запах. Его присутствие всегда успокаивало Алю, и сейчас это спокойствие было ей необходимо. Душа моя, ты не признал тех лошадей, с которыми я разговаривала на поле? - мягким и тихим голосом спросила Албена, чуть подрагивая от волнения и эмоций, нахлынувших с новой силой. Точно получая сейчас те чувства, которые она заблокировала в себе на момент переговоров, лошадь ощущала сильный животный страх. За своих детей, за своего любимого, за своих лошадей, за свои земли. Получив отрицательный ответ, соловая нервно обмахнулась и чуть срывающимся голосом начала говорить, с каждым словом снова набирая силу, как тогда, на поле: Крупная спокойная кобыла - охранник Грозовых Земель. Маленькая лошадь, что кружила вокруг меня - Шередан. Вожачка Закатных Духов, если ты помнишь ее.
Шумно выдохнув, Албена взглянула прямо в глаза Майклу. Любимый, только пойми меня правильно, - взмолилась она мысленно, пытаясь рассуждать разумно и не давать подступающей тревоге охватить ее целиком. Каждое ее движение выдавало взволнованность, она же звучала и в голове кобылы. В воздухе витают перемены. И если эти Дарк не опасна, и похоже просто случайно оказалась тут... Ее не интересует ничего, кроме своего табуна, который сейчас слаб и беспомощен. - подытожила она рассказ про чистокровку и переходя к самому главному. Опасность исходит от Шередан. Майкл, эта кобыла... Она безумна! Ее неуравновешенность, жадность до власти и мечты о захватах пока что просто мечты... Но она умеет плести эти сети, умеет обольщать и хитра, как лис. - вспомнив взгляд вороной, Аля невольно сжалась на мгновенье. Сейчас, пока они были вдвоем, она не стеснялась своих чувств и эмоций. Она грезит о возрождении былого величия закатных. Грезит новыми завоеваниями! - отчаянье подступало к горлу, но кобыла сдерживала его из последних сил, не давая прорваться наружу. Пару раз глубоко вздохнув, она продолжила чуть спокойнее. Что, если на территории закатных еще остались лошади, готовые примкнуть к ней?
От разговора ее отвлек треск веток где-то неподалеку. Послышались громкие лошадиные голоса, но разобрать отдельные слова было невозможно. Албена вся подобралась и направила уши в ту сторону, всем своим видом излучая внимание и настороженность. Один из голосов показался ей смутно знакомым. Обернувшись на Майкла, с его согласия она двинулась в ту сторону, следуя за своим жеребцом. На поляне оказалось целых три лошади. Албена сразу узнала Некроманта и приветливо кивнула ему. Он появился в Лесном табуне даже раньше нее, и она старалась проявлять уважение к таким лошадям. А вот двое молодых кобыл ей были не знакомы, к тому же одна из них только что вскочила с земли и еще не видела Майкла и Албену, подошедших со спины.
-Может я хотела умереть? - фраза, прозвучавшая из ее уст, совсем запутала Алю. Не выдержав, она спросила, обращалась в основном к Некроманту, как к своему знакомому. Что здесь происходит? - хотелось бы понять. Увидев, что чалая кобылка напряженно ждет момента, когда можно будет убежать, Албена приветливо улыбнулась ей. Не бойся, мы не обидим тебя. В присутствии вожака, Майкла, Аля говорила редко, и почти никогда по существу. Вся суть ее фраз в основном сводилась к заботе о лошадях табуна. Она искренне переживала за беды каждой из них и сейчас с беспокойством глядела на светлую лошадь, произносящую такие ужасные вещи. Пусть она еще не знала, кто это, но сам факт ее нахождения тут автоматом давал Албене внутреннее право записать ее в Лесных. А значит и начать нервничать за нее.

+4

7

Майкл бежал галопом за своей спутницей. Её взволнованное настроение мотивировало его не отставать. В голове практически не было версий, почему общение с вороными кобылами на нейтральных землях воспроизвело на Албену такое впечатление. Но кобылы, они народ особенный. Впечатляются за доли секунды, а потом полыхают пламенем ещё достаточно длительный промежуток времени. Унять этот разрушительный огонь под силу далеко не каждому. Но Майкл был готов к этой непростой операции.
Прогулка по родным землям на аллюре доставляла ему удовольствие. Лёгкие усерднее обычного перекачивали воздух, наполняя всё тело частицами весны, витавшей в воздухе ещё не очень уверенно, но уже повсеместно. Солнце, пробивавшееся между стволов высоких елей, создавало игривое настроение. Немного неуместный термин по отношению к жеребцу в возрасте. Но каждого из нас всё равно определяют не года, а собственное ощущение себя и окружающего мира. Майкл был полностью здоров и счастлив. Поэтому не поддаваться тёплым порывам солнца он не видел причин. Впереди него бежал маленький золотой зайчик, словно луч светила, ведущий его за собой в лучшие места. Майкл полностью отдался прихоти этого лучика и старался не упустить его из виду.
Добравшись до светлой поляны посреди пробуждающегося леса, Албена сбавила темп и обернулась на жеребца, подзывая его своим взглядом, полным нетерпеливого ожидания. Майкл улыбнулся и сделал два последних темпа галопа особенно широкими, показывая своей любимой, что летит за ней на всех парах. Он остановился рядом с ней, и она нежно коснулась его носа. Майкл довольно гугукнул и устремил на свою любимую внимательный взгляд.
- Душа моя, ты не признал тех лошадей, с которыми я разговаривала на поле?
Она требовала незамедлительного ответа. Ещё раз улыбнувшись и довольно потеревшись о нос Албены, Майкл отрицательно покачал головой. Она вся дрожала. Игривое настроение жеребца сменилось серьёзностью ответственного мужа. Он остановил на соловой пронзительный, но глубокий и спокойный взгляд.
- Милая, всё хорошо, - почувствовал он своим долгом произнести эту глупую, но немного остужающую фразу.
Из Албены полился поток волнительных слов. Она выталкивала их из себя, будто они мешали ей дышать. Майкл слушал настороженно, но признаков волнения не подавал. Ещё его эмоций здесь не хватало. Золотая лошадь рассказывала ему о своих новых знакомых. Одна из них произвела на Албену нейтральное впечатление, зато вторая испугала, похоже, до дрожи поджилок. Аля назвала имя нарушительницы её душевного равновесия и представила её вожаком табуна Духа Заката. Майклу доводилось слышать это имя, но сам он никогда не пересекался по жизни с этой безумной, по словам его любимой, лошадью.
- Она грезит о возрождении былого величия закатных. Грезит новыми завоеваниями!
"Этот табун когда-то был великим?" Незадачливая мыслишка. Майкл лишь знал, что великим был его собственный табун, который он возглавлял уже восемь лет. Поколения лошадей Духа Леса сменяли друг друга. Кто-то умирал, кто-то рождался, кто-то уходил в свободное плавание, кто-то решал примкнуть к табунному образу жизни. На век Майкла пришлось становление и расцвет лесных духов. Некогда их было много и слава об этих уравновешенных и умных лошадях присутствовала в каждом уголке Долины Любви. Сам Майкл слыл грамотным, но порой слишком своенравным правителем. Нет, он никогда не претендовал на другие земли и не отбирал у соседних лошадей кров и пищу. Самым вопиющим поступком этого вожака была кража невесты из другого табуна. Некогда на этих землях проживал табун Духа Реки. Его члены славились непростыми нравами и великолепными экстерьерами. Так однажды Майкл повстречал Албену, прекрасную юную кобылицу, носившую гордое звание Духа Реки. Тогда ещё молодой вожак Духов Леса влюбился в эту точёную красавицу и увёл на свои территории. Их любовь была взаимной, поэтому Майкл не чувствовал своей вины в содеянном. Но такой поступок не мог не взволновать бывшую вожачку табуна Духа Реки. Она пришла в ярость и пришла воевать с Майклом. Между главами двух табунов развязалась драка, в которой силы были не равны. Жеребец не мог позволить себе покалечить кобылу, хоть та и пылала к нему ненавистью. Обменявшись "любезностями" и парой физических столкновений, они с оскорблённой вожачкой остались каждый при своём. Нынче этот табун прекратил своё существование.
А Албена уже много лет считалась настоящей Лесной жрицей. Она чтила своим долгом следить за благополучием табуна и любит каждого его члена, как своего ребёнка. Возможно потому, что свои дети покинули Албену. У них с Майклом родилось двое жеребчиков, ставших отрадой доминантной пары. Они растили из них достойных представителей лошадиного рода. Получив, как детям показалось, все необходимые для жизни навыки, они покинули отчий дом и отправились на поиски своих табунов. Албене и Майклу оставалось лишь пожелать им удачи и отпустить. Пусть Майкл и лелеял в душе мысли о передаче своих полномочий сыновьям, но они не пожелали задерживаться в Долине Любви. Удержать двоих пышущих энергией жеребцов на месте невозможно. И родители дали им свободу.
Лирическое отступление от происходящего не отвлекло Майкла от слов Албены. Он выслушал её до конца и уже было открыл рот, готовый заговорить в ответ, но золотая отвернулась от него и, всё такая же взволнованная, двинулась в близлежащий кустарник. Осекшись, жеребец уверенно пошёл за арабкой. Он слышал в зарослях ту же возню, которая, скорее всего, привлекла внимание Албены. Останавливать её было бесполезно, потому что она двигалась навстречу к очередным нарушителям спокойствия, словно танк. Вздохнув, Майкл пошёл за кобылой. И вот она уже выясняла суть происходящего. Жеребец ещё раз вздохнул. Ему было жаль нервы Албены, которые ей нужно было немедленно приводить в порядок. Взору игреневого предстали ещё три лошади. Выше всех возвышалась фигура Некроманта, на контрасте со снегом моментально впивающаяся во взгляд. Майкл остановился на расстоянии метров десяти от компании, не желая вносить дополнительный сумбур итак в достаточно нестандартную ситуацию. Рядом с вороным жеребцом находились две рыженькие кобылки, у каждой из которых вид был неуверенный. Майкл осмотрел лошадей и предоставил им возможно ответить Албене. Заметив на себе короткий взгляд Некроманта, жеребец приветственно кивнул ему головой и лишь взглядом задал безмолвный вопрос "Как жизнь?"

Отредактировано Майкл (01-04-2018 20:10:41)

+4

8

В лесные земли чаще всего захаживали как одиночки, так и те, кто желал присоединиться к этому табуну. Территории леса всегда были очень комфортными для проживания лошадей: там было где укрыться от непогоды, имелся постоянный доступ к источнику воды, а почти все свободное пространство, не покрытое лесом, летом занимала густая трава. Когда-то и сам Некромант, скитавшийся в поисках дома, пришёл в эти края.
Лежащая на земле прелестная каурая кобыла тоже была чужой в этих местах, по крайней мере, она не была знакома Крону, а он, как долгожитель табуна знал всех лошадей, входящих в него. Одиночка или новый член их табуна? Некромат всегда был рад прибавлению в числе лесных, а особенно, когда в ряды табуна Духа Леса вступали молодые лошади. Они задавали какой-то свой, особый ритм жизни табуну, не дающий угаснуть его былому величию.
Каково же было его удивление, что каурая лошадь не была последней незнакомкой, встреченной им сегодня. К ним спешила какая-то крупная кобыла чалой масти, совершенно неизвестная Некроманту. Она кинула оценивающий взгляд на самого жеребца и, по-видимому, больше заинтересовавшись лежащей кобылой, подошла к ней и, сунув морду под шею, попыталась помочь ей подняться, при этом подбадривая её своим задорным голосом и какими-то чудными фразами, не несущими абсолютно никакой смысловой нагрузки.
От такого повышенного внимания и неожиданной заботы, каурая как-то слишком быстро для её состояния подскочила на ноги. Она явно не ожидала видеть здесь столько помощников, поэтому была слегка обескуражена или… Некромант почувствовал, как её взгляд заострился на его персоне. И неудивительно.
Жеребец чуть дернул мордой в сторону, отворачивая её в профиль. Он ни сколько не стеснялся своего внешнего вида, ведь взрослый конь уже давно свыкся с нелицеприятным обличием, но он не хотел так сразу пугать двух молодых особ, оказавшихся во владениях лесных.
По правой стороне его длинной и мощной шеи, от затылка и до самой лопатки, тянулся длинный и широкий шрам, уродливо зарубцевавшийся и, даже несмотря на то, что его укрывала объемная грива, виднелся из-под неё. Почти всю поверхность левого плеча занимал обширный ожог, который перекидывался вниз на ногу до самого запястья. На груди были многочисленные, когда-то очень глубокие порезы, наспех неаккуратно зашитые человеком. На задней правой ноге виднелась ямка, свидетельствующая о давнишнем разрыве ягодичной мышцы. У Крона были обожжённые уши, а на морде, хотя он старался прикрывать густой челкой это уродство, оставалось открытым обширное пространство лобной кости, перетекающее на правую сторону носовой и оканчивающееся наросшими друг на друга ошметками застарелой кожи. Травмированное надбровное пространство над правым глазом создавало впечатление того, что конь держит один глаз слега прикрытым, а сильно порванная губа, сросшаяся как попало, заставляла думать, что конь угрожающе скалит зубы. И это если не учитывать множество мелких шрамов, покрывавших тело Некроманта.
Крон глубоко вдохнул свежий воздух носом, почуяв запах знакомых лошадей, сначала где-то вдалеке, но потом он становился всё отчетливей и вот, его взору предстала пара лошадей, приближающихся к ним. Албена и Майкл. Вожак и его супруга. Некромант уважал эту пару и был не против подчиняться такому опытному предводителю как Майкл. Албена тоже всегда была на хорошем счету у Крона. Они никогда не обращали внимание на уродства вороного, делая выводы о личности Некроманта исключительно по его поступкам.
И теперь, когда правящая пара была достаточно близко, Албена вежливо кивнула ему в знак приветствия. Майкл, по каким-то неясным причинам, не желавший подходить ближе, также поприветствовал Некроманта. Крон чуть склонил голову, выражая свое почтение и доминантке и вожаку.
-Может я хотела умереть? Голос кобылы показался жеребцу не слишком довольным. Она вскинула голову и отвернулась, будто бы сам Крон был виноват в её апатично-суицидальном настроении.
- Тогда могла бы не утруждать себя и не подниматься, - спокойно ответил жеребец, ни в коем случае не желавший обидеть эту кобылу, но очень удивленный тем, что молодая лошадь несла подобную чепуху, - Но я бы все-таки посоветовал тебе поесть.
- Что здесь происходит? Албена обратилась к Некроманту, желая узнать подробностей, но что мог ей ответить Некромант, который буквально несколько минут назад сам впервые увидел этих лошадей.
- Кобыла нуждается в помощи, - он слегка кивнул головой, указывая на каурую лошадь, отступая от того места, где Крон только что отрыл немного старой травы, чтобы кобыла, если пожелает, могла подкрепиться.
- Не бойся, мы не обидим тебя. Албена вновь показывала свою доброту по отношению к другим. Некромант иногда поражался, сколько в этой кобыле положительных качеств, сколько сострадания к другим. Она всегда старалась помочь нуждающимся. Эта кобыла была примером того, как должна себя вести супруга вожака, и Некромант понимал, что лучших правителей и желать было нельзя.
Хоть Крон и никак не выражал свои эмоции, он был рад видеть Майкла и Албену.

Отредактировано Некромант (02-04-2018 19:50:24)

+3

9

- Ох, елкин дрын! - Тирбиш так и не поняла, каким чудом успела отпрыгнуть. Собственно, кто её звал бесчувственные тела таскать? Никто, а, следовательно, пора исправиться и валить. Во всех смыслах. И агрессора (убегать тяжеловозу всегда не просто), и подальше отсюда. План провалился на первом же пункте. В том смысле, что атака так и осталась единственной - воскресшая настолько увлеченно разглядывала второго участника событий, что это оказалось заразным. Шайр тоже повернула голову и снова ойкнула.
Снег в солнечную погоду контрастирует с чёрной шкурой, и этого оказалось вполне достаточно чтобы с десятка метров случайному наблюдателю удалось бы разглядеть только силуэт существа. Стоит конь. Красивый, ладный, с точенной фигурой, большой, взрослый. Но теперь то ли Тирбиш стояла ближе, то ли свет падал по другому... И так. Вполне возможно, что когда-то из его шкуры пытались сделать контурную карту, в место линий чертежного инструмента используя  разнообразие шрамов, ожогов и ссадин разной степени глубины и опасности. Вот она - жертва помощи всем и вся! Сразу представился табун спасенных, каждая лошадь из которого находит своим долгом благодарно огреть спасителя копытом. Почему-то захотелось обнюхать его бока и ноги, понять -  где, чем и за что его так украсили.
Тем временем судьбе было угодно свести здесь ещё несколько судеб, и на поляну, величаво изогнув шею и мягко ступая на снег шагнула самая прекрасная из лошадей Леса. Тирбиш ухватила губами отслоившуюся от ствола березы березту.
-Что здесь происходит? - властный голос оказался подстать его обладательнице. Он тих и удивительно спокоен, но чалая готова отдать собственные уши в споре, что нет ни единого существа на поляне, не услышавшего заданный им вопрос. Золотистая кобылица, супруга вожака табуна Духов Леса обвела взглядом поляну, и Тирбиш начала медленно, низко склонив голову, отступать с поляны в ближайшие кусты. Но видимо моргала громко - следующая фраза чарующей владычицы была обращена уже к  ней.
- Не бойся...
Единственный раз, когда она видела владычицу, был на представлении Тирбиш, ещё совсем молочным жеребенком, едва достающим до рыжего живота матери. Потом отец увел их семью прочь от остальных лошадей табуна, а потом они с матерью исчезли. С той поры Тирбиш не подходила к взрослым лошадям, и даже когда привлеченный её вниманием охранник решил подойти к ней, рванулась прочь, попала ногой в кротовину, упала и испуганно пищала, прикрыв ногой морду, пока потрясенный её поведением страж не ушёл.
Тирбиш невыносимо сильно захотелось ответить, может даже невероятную глупость, оказаться услышанной... и в этот момент опилки зверски загрызенной березы попали не в то горло. Отдавшись своим размышлениям, она перестала контролировать процесс обгрызания дерева, и теперь ствол был не только лишен коры в месте покусательств, но и выгрызен на глубину половины березового листа. Все, на что хватило сил - это издать тонкое ржание, каким жеребята просят защиты. Ну и пусть, что предполагаемый жеребеночек всего центнер не дотягивает до тонны и высотой в холке вполне может конкурировать с некоторыми взрослыми жеребцами.
А на поляну тем временем шагнул и сам вожак табуна.

Отредактировано Тирбиш (03-04-2018 18:37:28)

+1

10

- Тогда могла бы не утруждать себя и не подниматься, но я бы все-таки посоветовал тебе поесть. - Спокойный ровный голос жеребца с нотками удивления был для неё как ледяная вода. Весь запал и горячность кобылы испарились в  мгновение ока. Она, пристыженная его взглядом и голосом совести, уже было хотела извиниться перед ним и чалой кобылкой, с которой обошлась столь некрасиво, как вдруг за спиной раздался ещё один незнакомый голос, в котором сквозило удивление, беспокойство и какая-то едва заметная нотка властности. -Что здесь происходит?
Таким же тоном всегда говорила мама. Любое безобразие устроенное молодым поколением тут же прекращалось, и все внимательно слушали, что она скажет. Им всегда становилось стыдно перед ней за своё поведение. Старшие братья и их друзья покорно склоняли головы, косились на Трисс, которую поневоле втянули в свои взрослые забавы, а она, боясь гнева матери, всегда пряталась за их крупами.
Трисс тряхнула гривой, сделала неполный оборот вокруг себя и попятилась. Ей не нравилось, что кто-то может так вот незаметно подходить к ней сзади. Надо же, совсем растеряла бдительность. Может, и правда не справляюсь? А будь на их месте волки или другие хищники? Пожалуй, тогда бы я точно была бы мертва. Встав так, что бы можно было всех видеть, Трисс обратила своё внимание на новоприбывших. Первой была прекрасная золотая кобыла с белоснежной гривой. Не молода уже, но по прежнему хороша собой, даже не смотря на затянувшуюся зиму. Кажется, это её голос оживил детские воспоминания, так что она невольно прониклась к кобыле уважением и, можно сказать, благоговейным трепетом. Да и жеребец, остановившийся чуть в стороне, показался ей величественным стражем этой нежной и хрупкой на первый взгляд, кобылы. Они пара? Наверное. Сейчас трудно встретить одну лошадь, а уж такая толпа это вообще удивительно. Наверное, они пришли вместе. А вот вороной и чалая держаться порознь, значит чужаки друг-другу. Кажется, трёхлетка собиралась удрать, но была остановлена тем же заботливым голосом белогривой. Что ж, видимо нужно как-то выйти из этой неловкой ситуации и прояснить всё - её забота. - Кобыла нуждается в помощи, - он слегка кивнул головой в её сторону жеребец со шрамами, и немного отступил от того места, где стоял только что. Беатрисс немного наклонила голову и только сейчас заметила, что он отрыл снег, и теперь в том месте виднелась трава. Это приглашение? Предложение? Тихая паника, в голове словно целый табун зайцев носится. Как реагировать? Что говорить? Что делать? Как вообще разобраться со всем этим? Вздохнула, неуверенно сделала шаг на встречу, обращая на себя внимание, заговорила.
- Простите, кажется, я ввела в заблуждение всех присутствующих. Умирать не входило в мои планы, и я вполне способна прокормиться самостоятельно. Благодарю за помощь и участие всех здесь присутствующих, я очень ценю ваше желание помочь, но всё хорошо, правда, я справлюсь. А если бы не справлялась, то и не стояла бы здесь сейчас, перед вами. Просто не ожидала, что кто-то окажется рядом и может как-то не так истолковать моё... странное поведение. - Она осторожно подбирала каждое слово, надеясь что хотя бы этим более-менее реабилитирует себя в чужих глазах и на неё не станут смотреть как на истеричную, взбалмошную и слабую кобылу, которая не может даже самой себе еду добыть. Вон, чалая покрупнее неё будет, хотя, кажется, младше неё. Даже сейчас в столь напряжённой, по мнению Трисс, обстановке жуёт чего-то. Ну и правильно. А чего дёргаться, не волки же набежали. Обычные лошади. И вроде никакой агрессии. Чего, спрашивается, всполошилась? Ну и идиотка же я. Такую кашу замесила, ни одна весенняя лужа и рядом не лежала. Болото-болотом. А теперь надо расхлёбывать.

Отредактировано Беатрисс (03-04-2018 23:44:47)

+2

11

- Милая, всё хорошо, - разве могла Албена пожелать чего-то еще? Простая фраза, которую произнес Майкл, стала ее маяком и успокоительным. Все хорошо - это значит, что даже в случае каких-то проблем и трудностей ее любимый держит ситуацию под контролем. Хоть Албена и была неглупой лошадью, часто она не могла взять в толк, как удавалось Майку держать все в своих копытах, даже когда казалось, что выхода нет и все вот-вот должно рухнуть. Все хорошо - это значит, что Аля может наконец-то немного выдохнуть, впервые после ухода с полей. Майкл рядом. Все хорошо.
Эти мысли согревали ее изнутри и давали надежду. Надежду на то, что Шередан станет для Лесного табуна не разрушительницей и завоевательницей, но мощным стимулом на возрождение и толчком к активной деятельности. Иногда враг хорош тем, что перед его лицом все объединятся. Может быть, настало время лесных духов проявить необычайное единство? Кто знает, но Албену грела эта мысль. И даже сейчас, стоя на поляне в окружении других лошадей, она забыла про Дарк и Шередан, про все эти великие игры и страшные вещи. Будучи за Майком, как за каменной стеной, соловая молга себе позволить не думать об этом и сосредоточиться на том, что у нее получалось лучше всего - на заботе о других.
Уважительный кивок Некроманта вызвал у Албены искреннюю радость в душе. Когда ты являешься доминанткой, помимо забот и ответственности, ты получаешь еще и мощную отдачу в виде энергии и поддержки своего табуна. Этим и цепляет настоящая власть. Не та, которой обладают гнетущие тираны, но та, которая рождается из признания лошадей. Аля знала, что ее заслуги в этом мало - то, что ее избранник оказался вожаком, чистая случайность, не более. Она не за это полюбила его. Но будучи на такой высокой и почетной должности, она искренне старалась соответствовать ему, и за шесть лет жизни бок-о-бок с лесными лошадьми, почувствовала этот табун своим домом. А всех коней, признавших правление Майкла и деливших с ними земли - своими подопечными, о которых следовало заботиться и опекать их по мере возможности.
- Кобыла нуждается в помощи, - спокойствие Некроманта в какой-то мере вселяло уверенность, хотя Аля и слышала, что этот жеребец не особенно хорошо ладит с другими лошадьми. А значит вряд ли склонен к излишней эмоциональности и сентиментальности в отношении к другим. Благодарно кивнув ему, Албена перевела взгляд на дам. Каурая светлая кобыла точно растерялась, взгляд ее метался из стороны в сторону. Чем мы можем помочь тебе, дорогая? - осторожно спросила Аля, стараясь не обидеть своим предложением новую знакомую. Находясь среди своих, она порой забывала о важности субординации. В ее системе ценностей куда важнее было ощущение комфорта у присутствующих.
- Простите, кажется, я ввела в заблуждение всех присутствующих. Умирать не входило в мои планы, и я вполне способна прокормиться самостоятельно. Благодарю за помощь и участие всех здесь присутствующих, я очень ценю ваше желание помочь, но всё хорошо, правда, я справлюсь. А если бы не справлялась, то и не стояла бы здесь сейчас, перед вами. Просто не ожидала, что кто-то окажется рядом и может как-то не так истолковать моё... странное поведение. - длинная речь каурой не лилась сплошным потоком. Еще молоденькая кобылка явно нервничала и с такой осторожностью произносила каждое слово... Точно пробовала его на вкус, прежде чем озвучить. Албене хотелось успокоить девочку, внушить, что они не причинят ей зла.
Но она не могла принимать решений сама. Конечно, никто не мог запретить ей этого сделать, но внутренняя мораль и черты характера заставляли ее все время оглядываться на игреневого жеребца, молча стоявшего в тени и наблюдавшего за происходящим. Несмотря на долгие годы совместной жизни, Аля не всегда могла угадать и понять его настроение и планы. Вот сейчас, например, она понятия не имела, что собирается делать Майк, поэтому несмело замерла, предпочитая оставить слово за вожаком. Такова ее роль в этом табуне - и хотя она знала, что может высказаться и даже принять решение, она все равно предпочитала быть тылом - невидимой опытному глазу поддержкой и опорой всем остальным, сама оставаясь в тени. И пусть ей хотелось, чтобы эти кобылы сейчас окончательно и бесповоротно признали своим домом Лесной табун - она промолчит.

+1

12

Стоя поначалу немного поодаль, Майкл выделил себе несколько мгновений на перезагрузку и оценку текущей ситуации на поляне. Наблюдая за Албеной, он замечал изменения в её настроении, которые сменяли друг друга достаточно быстро. В какой-то момент ему показалось, что золотая разрывается между двух огней, не знает, на что именно сейчас нужно обратить внимание. От этого, или по другой причине, она вела себя степенно и уверенно, а потом оглядывалась на него и замирала. "Что я сделал не так?.." - немного расстроившись, подумал жеребец.
Они были вместе с арабской принцессой уже достаточно много лет и успешно возглавляли табун. Майкл никогда не проявлял себя тираном или единоличным лидером, всегда прислушивался к мнениям других лошадей и в принципе стремился создавать непринуждённую обстановку в коллективе. Албену он считал равной себе, не по физическим силам, так по интеллекту и благоразумию, и никогда не высказывал сомнений по поводу её размышлений, решений и действий, касательно благосостояния табуна Духов Леса. Тем не менее, сейчас его любимая продемонстрировала неуверенность и передала эстафету последующих действий вожаку. С другой стороны, это было решение, которым главная кобыла в табуне показывала своё почтение и уважение к мнению жеребца. В её глазах он оставался главным и катализирующим звеном всех важных событий в коллективе. С иерархической точки зрения это, наверное, было правильно, и Майкл принял жест Албены.
Выражая собой спокойствие и умиротворение, жеребец ступил на поляну, на которой от количества лошадей уже яблоку упасть было негде. Он окинул дружелюбным взглядом всех присутствующих. Конечно, в первую очередь он обратил внимание на кобылку, которая стала предметом всеобщего беспокойства. Она выглядела исхудавшей и достаточно утомлённой, но изо всех сил старалась проявлять энергичность, постоянно чего-то смущаясь. Майкл не видел эту лошадь раньше, на землях Леса она была чужаком, но вожак не испытал к ней враждебности. Эта молодая особа, откуда бы они ни пришла, была сбита с толку и явно раздосадована тем, что привлекла к себе столько внимания. Быть ещё одним заинтересованным в её участи и назойливо наседать своими вопросами Майкл не хотел, но этого от него ждали члены его табуна, поэтому пришлось вступить в диалог.
- Откуда ты пришла сюда? - было интересно понять, принадлежит ли она к одному из местных сообществ. Сейчас в Долине Любви царили нелёгкие времена, которые даже привели к распаду Духов Реки. Сейчас в принципе обитатели этих земель были немногочисленны. Было необходимо знать, кто сейчас находится в каком состоянии. Судя по измождённому виду кобылы, она проделала долгий путь или несколько месяцев голодала.
После того, как игреневый задал вопрос рослой каурой кобыле, он перевёл внимание на вторую даму, которая в страхе пятилась, пытаясь скрыться от внимания лошадей за деревьями. Взгляд чалой лошади показался ему знакомым. Её крупные коренастые формы говорили о принадлежности к тяжёлой породе. Раньше в табуне Духа Леса были представители этого вида. Они отличались добродушием, душевным равновесием, всегда принимали взвешенные решения. Сейчас на их территории этих лошадей не осталось. Майкл помнил, как по необъясняемым никем причинам целая семья добронравных гигантов покинула земли Долины Любви. В их рядах был маленький чалый жеребёнок, который всегда боязливо жался к матери. "Как же её звали... Терракота?.. Терновник?.." В голове роились созвучные слова, которые никак могли удовлетворить мысленный поиск жеребца. Если это была та, о ком он думал, то такая встреча могла оказаться очень радостной. Пока тяжеловозная дама не покидала место скопления лошадей, Майкл решил не отпускать её из виду. Перевести разговор сразу на неё он не мог, нужно было сначала разобраться с другим персонажем. Но чалая вызвала у него не меньший интерес.

Отредактировано Майкл (06-04-2018 08:53:10)

+1

13

Некроманта ничуть не удивился, когда поймал на себе пристальный взгляд молоденькой, но крупной и высокой кобылы. Его внешний вид зачастую становился объектом излишнего внимания со стороны незнакомцев, но он никогда не осуждал их, наверное, если бы Крон мог посмотреть на себя со стороны, то был бы также заинтересован.
Крон давно уже не находился в таком большом окружении лошадей, предпочитая жить уединенно. Хотя ему было приятно повидаться с Майклом и Албеной, ведь они столько лет прожили почти бок о бок на одной территории, и Некромант чувствовал, будто он знает их уже тысячу лет. Когда Крон прибился к лесным Майкл уже правил этим табуном и, Некромант сразу проникся к нему уважением, ведь этот игреневый жеребец сочетал в себе все качества лидера. Когда, чуть позже, он привел в табун Албену, то Крон сразу приметил, как гармонична эта пара и, как они прекрасно дополняют друг друга. Под их мудрым правлением табун Духа Леса переживал свой расцвет и теперь, когда все табуны находились в упадке, лесной продолжал оставаться крепким.
Вообще, с самых первых дней пребывания в этих землях, Некроманта поразила то, какими дружными и сплоченными были лошади леса, как объединялись они перед общей бедой и безвозмездно старались помочь друг другу. Некромант сторонился этого, он не понимал, что такое возможно, что другие окажут помощь просто так, просто потому что ты член этого большого табуна. Все лошади здесь были семьёй. Семья. Такое чуждое для вороного слово, осознание которого пришло к нему гораздо позже. Он наблюдал за молодыми жеребятками, рождавшимися в лесном табуне, смотрел, как эти юные жеребчики и кобылки росли под пристальным вниманием их родителей и, в глубине души, жеребец завидовал этому. Он помнил, как его увезли, чуть только маленький жеребенок перестал сосать молоко и больше он никогда не видел свою мать.
Некромант никогда не думал о том, что будет жить вот так вот, вольно и свободно, вдали от людей. Когда-то, в жеребячьем возрасте, Крон был мечтателем. Ему прочили великолепную спортивную карьеру, и он грезил о том, что станет чемпионом. Мечтал, что когда-нибудь станет таким же, как и его отец, но судьба распорядилась с маленьким жеребенком совершенно иначе, лишив его возможности занять высшую ступень спортивного пьедестала, но подарив ему шанс быть свободным.
- Простите, кажется, я ввела в заблуждение всех присутствующих. Умирать не входило в мои планы, и я вполне способна прокормиться самостоятельно. Благодарю за помощь и участие всех здесь присутствующих, я очень ценю ваше желание помочь, но всё хорошо, правда, я справлюсь. А если бы не справлялась, то и не стояла бы здесь сейчас, перед вами. Просто не ожидала, что кто-то окажется рядом и может как-то не так истолковать моё... странное поведение.
Кобыла пыталась показать, что она не нуждается ни в чьей помощи, но в её голосе чувствовались нотки неуверенности, а сама кобыла была крайне насторожена, будто ожидала какого-то подвоха или агрессивного действия со стороны лесных. Некромант прекрасно понимал её, ведь никто не чувствовал бы себя комфортно, когда рядом находятся столько чужих лошадей. Хотя все же надеялся на то, что кобыла не откажется от помощи, только потому что не хочет показаться слабой и немощной.
Крон не желал плохого этой кобыле, в принципе, как и всем остальным. Вороной жеребец, несмотря на свой грозный вид, не был злым. Крон всегда был строгим, держался несколько отрешенно от других лошадей и нечасто контактировал с ними, но он крайне редко вступал в драки, только тогда, когда нападали на него, жеребец не был злопамятным и мстительным.
- Откуда ты пришла сюда? Заговорил вожак, обращаясь к каурой кобыле. Его голос сразу выдавал в нем лидера и, даже абсолютно простой вопрос, заданный им, отчетливо показывал, что слово этого жеребца-здесь закон.
Некромант уважал его за то, что при всех своих возможностях, Майк никогда не правил единолично, всегда спрашивая совета и, если получал грамотный и развернутый ответ, то принимал во внимание, не боясь, что это как-то может задеть его репутацию. Наверное, именно поэтому Крон остался жить именно под его покровительством, подчиняясь и принимая его волю.
Странно, но впервые Некроманту было комфортно находится в обществе лошадей, даже если некоторые ему малознакомы. Может, сказывался возраст, а может, недостаток социума, который нужен, хотя бы в самых минимальных дозах, даже самым закоренелым одиночкам. Но, по своему обыкновению, Некромант молчал, позволяя высказаться тем, кому есть, что сказать.

+1

14

Больше прикидываться порыжевшей елочкой не имело смысла. Частично сплевывая, частично проглатывая березовую труху, чалая снова украдкой огляделась. В принципе, блуждая в своих мыслях, она ничего не упустила. Все так же стоит золотистая Владычица, рядом с ней, ступив чуть вперед, памятником спокойному величию замер Вожак, поодаль саврасая, в попытках доказать, что все под контролем. В последнее охотно верилось, особенно с учетом того, с какой скоростью незнакомка поднялась. Вороной жеребец же, казалось, вовсе потерял интерес к происходящему, уйдя в мыслях в далекие земли, туда, где жили его воспоминания.
Тирбиш, судорожно вздохнула и встряхнулась, пытаясь сбросить с себя оцепенение и произвести при этом минимальный шум. Говорящие говорили, остальные вежливо слушали... Опустила голову и понюхала снег под ногами. Влажный льдистый воздух сообщил, что конкретно в этом месте она стоит первой после снегопада. Растеряно полизала березовый сок из жертвы своих раздумий. Снова понюхала снег. Принимала участие в собрании как могла. Еще раз глянула на кобылицу, ставшую центром всеобщего внимания - кожа да кости. Не наестся она одной травой. Точнее не наестся ее раскопанным количеством. Добавить от себя? Можно...
Только чалая шевельнулась и сделала шаг назад, как поймала на себе взгляд вожака. Все такой же спокойный, но теперь в этом взгляде мелькнуло что-то трудноопределимое. Узнавание? Может и так, зато теперь стало кристально ясно - Тирбиш следующая на выяснение, знакомство и дальнейшее решение. Понял, понял, никуда не ухожу... тут гуляю, ноги разминаю... Под цепким, хоть и не сильно пристальным взглядом главы табуна начала обходить по большой дуге расписного красавца, перемещаясь к примеченной на расстоянии пары корпусов сосенке - Но ведь интересно, хоть свой хвост ешь! чем его так? и потянулась к молоденькой сосновой веточке. Не так вкусно как ель, но новорожденные иголочки мягонькие, вкусненькие! С четким решением, что если угощение не придется по вкусу, сама съест эдакий деликатес. Надо было еще предложить сломанную кем-то по осени березовую ветку, на ней даже сохлые листочки остались! Она уже вцепилась зубами в ветку, когда прозвучал крайне интересный для чалой вопрос:
- Откуда ты пришла сюда?
Чалая, как раз в этот момент потянувшая добычу на себя и вниз, резко повернула голову. Сосновая ветка со звонким щелчком сломалась у самых зубов шайр и резко рванула вверх, сбивая снег с ветки ярусом выше. На голову чалой упала накопившаяся снежная шапка, Тирбиш подскочила, а через секунду обгрызенная ею же ветка обратным движением резко хлестнула ее по морде.
Тирбиш взвилась на дыбы и рванула прочь, слишком поздно понимая, что "прочь" надо было выбирать в другой стороне, и несет ее на Крона. Стараясь избежать столкновения, она почти села на зад, тормозя всеми четырьмя. Эффект - теперь в вороного летел еще и взрытый кобылкой снег...

Отредактировано Тирбиш (08-04-2018 14:06:01)

+1

15

От внимания каурой не укрылось как особа, заговорившая с ней, постоянно поглядывала на жеребца стоящего у неё за спиной. Того, кажется, устраивало положение в котором он находился и явно не спешил вмешиваться в разговор, но обеспокоенность подруги, видимо, вынудила его взять на себя решающую роль. Игреневый вышел из тени, ещё раз оглядывая всех присутствующих, а потом остановил своё внимание на ней. Тень от веток высоких деревьев придавала его выражению морды участливый вид, но может быть это и не тень? Вдруг и в правду он понял её? В любом случае она немного успокоилась и расслабилась, а в душе затеплилась надежда на удачный исход. - Откуда ты пришла сюда? - Голос уверенный, спокойный, но не приказ. Совсем как у папы...Сначала возникло сильное желание подойти к нему, прижаться, потереться о него мордой, совсем как она это делала в детстве, подходя к своему отцу, но это не он. Эта мысль настолько поразила её, что каурая замерла на несколько секунд, поводя ушками в его сторону и внимательно изучая с головы до ног. Какого... кхм. Можно ли ему доверять? Не слишком ли я размякла от того что соскучилась по родным? Я же вижу его впервые! С другой стороны он не кажется слишком опасным или агрессивным. И заинтересованности тоже нет. Пожалуй даже золотая немного больше настораживает. Что ей от меня нужно? Неужели думает, что из-за неё могут быть какие-то проблемы? Но этот жеребец так... меланхоличен, что вроде бояться нечего. Наверное они- часть табуна. Может поэтому она так напряжена? Если так, то возможно я смогла бы остаться... Остаться...Интересно, как там моя семья? Всё ли у них в порядке? Хм... а ведь мне снился брат. Что он там говорил?? Что-то вроде того что меня ждут? Или наоборот, что я найду то что искала? Или.. Вот блин, не вспомнить никак. Что ж, ничего не происходит случайно. Посмотрим что из этого выйдет.
Треск, шум, испуганное ржание молодой кобылки. Что происходит?! Трисс едва успевает заметить рыже-чалая кобылка совершенно неожиданно встаёт на задние ноги, молотя копытами воздух, и срывается с места в галоп. Всего несколько секунд, и она замечает, что летит прямо на вороного и всеми силами пытается затормозить. Снег от подобных финтов взмывает в воздух, превращаясь в волну, и окатывает жеребца до середины груди, если не выше. Немая сцена. Тишина длится всего мгновение, пока Трисс соображает что же всё-таки произошло, но потом,всё-же сложив в голове общую картинку, не выдерживает и, вскинув голову, заразительно смеётся. Чистый, звонкий голос в тишине кажется несколько вызывающим, но она уже не обращает на это никакого внимания и, как только немного успокаивает первый взрыв эмоций, уверенно идёт к ней. -Ты цела, милая? Испугалась? - В голосе её слышится забота и нежность - Всё хорошо. Я уверена, что тебя здесь никто не обидит. - она смотрит прямо в глаза жеребцу. Так-близко-близко. Это не вызов, не агрессия, её в ней нет ни капли. Она совершенно искренне и открыто смотрит, не отводя взгляда. Прикрыла глаза, словно говоря ему что всё хорошо, успокаивая, предупреждая возможный гнев или недовольство с его стороны. Почему-то хочется верить, что он не рассердится на них.
Трисс чуть поворачивает голову к паре и, наконец, отвечает на заданный вопрос. - Я пришла из далеких северных гор. Сначала год путешествовала с братом, а потом примерно столько же сама. Ушла из своего табуна... потому что хочу найти своё  место в жизни, новый дом. Конечно, мне и там было хорошо, но, похоже, время пришло. - Она по-прежнему весела и, кажется даже, легкомысленна. - А вы... из одного табуна? -

+2

16

Не зная возраста этих кобыл, Албена почти сразу сделала однозначный вывод, что они обе очень молоды. И если каурая явно была более спокойной, то вот большая по размерам, но маленькая по взгляду и действиям чалая явно была совсем неопытна. К тому же, обе они были совсем не вкручены в табунную общественную жизнь и это чувствовалось по многим позициям. Например, напряжение исхудавшей проблемной кобылки, про которую говорил Некромант, явно говорило о том, что она не чувствовала себя спокойно в их обществе. Впрочем, это было вполне объяснимо, ведь не далее, как сегодня утром, Албена и сама вела себя точно так же в обществе Дарк и Шередан. Но если от Шередан исходила вполне ощутимая агрессия и угроза, то вот от Майкла, Албены и Некроманта чувствовался только добрый, расслабленный посыл. И как раз неспособность сразу его почувствовать и выдавала неопытность этих двоих.
Впрочем, чалая казалась ей знакомой. Аля помнила почти всех жеребят Лесного табуна, и в этой явно что-то было знакомое. Не зря же она оказалась на этих землях. А вот каурой Албена точно не припоминала. Мотнув головой и разметав светлую гриву по обеим сторонам шеи, она прогнала от себя навязчивые воспоминания о былых временах и старых порядках. Точно в напоминание о них Майкл вступил на поляну степенно и величаво, отражая собою все величие и спокойствие вожака, привыкшего долгие годы сознавать свою силу и власть. Откуда ты пришла сюда? - Албена с теплотой во взгляде посмотрела на Майка, и потом перевела свой нежный взгляд на каурую кобылу, давая понять: тебе нечего бояться, милая, - нервное напряжение, окутывавшее незнакомку, к которой был обращен вопрос, было видно невооруженным глазом. Аля чуть покачала головой, опуская ее ниже, в знак расслабленности и комфорта.
Но каурая не спешила отвечать на вопрос. Внимание всех внезапно привлекла другая кобылка, которой на голову свалилась приличная шапка снега. Немного неуклюже шарахнувшись и забрызгав снежной кашей Некроманта, та, похоже, смутилась вконец. Соловая рассмеялась бы, если бы не искренний испуг в глазах у молодой крупной кобылы. Уж слишком забавная была ситуация, и слишком непосредственно и забавно вела себя чубарая. Бросив сочувственный взгляд на Некроманта, которому, похоже, досталось больше всех в этой мокрой и холодной истории, Албена вернула свое внимание к каурой. Той был задан вопрос вожаком, но вместо того, чтобы сразу отвечать, она предпочла сначала утешить несчастную промокшую потерпевшую. Ее смех, прозвучавший на поляне в немой тишине, должен был слегка разрядить обстановку, Албена даже улыбнулась краешками губ.
Но недостаточное, на ее взгляд, внимание к Майклу, заставляло Албену чуть недовольно поджимать губы и отворачиваться от виновницы этих эмоций, чтобы та не смогла прочесть это в глазах соловой. Доминантка не должна была терять лицо, не должна была позволять лишним стихийным симпатиям и антипатиям влиять на отношения внутри табуна. Все должно было быть по справедливости, а эмоции можно отложить на потом. Справившись с раздражением, арабка снова внимательно посмотрела на каурую, которая без стеснения смотрела в глаза Некроманту, что можно было бы расценить как вызов. Будь Лесные Духи чуть менее разумными, выдержанными и воспитанными, этой лошади здорово бы влетело за такие вольные гляделки, но Албена надеялась на то, что разум Крона и присутствие Майкла предотвратят возможную потасовку, а потому не подала вида и не забеспокоилась.
Томительное ожидание ответа от каурой было все же прервано ее веселым голосом, который отчего-то показался Але наигранным. Возможно от того, что она не прониклась весельем до конца, а может от той серьезности, с которой всего несколько секунда назад каурая смотрела на Некроманта. Албена прислушалась, пытаясь понять, насколько искренне говорит незнакомка. Я пришла из далеких северных гор. Сначала год путешествовала с братом, а потом примерно столько же сама. Ушла из своего табуна... потому что хочу найти своё  место в жизни, новый дом. Конечно, мне и там было хорошо, но, похоже, время пришло. - Что же, долгие странствия объясняли изможденный вид и частокол ребер под тонкой шкурой. Забыв, что несколько минут назад она отнеслась к ней настороженно, Албена уже была готова принять каурую в свой табун и семью. Впрочем, набрасываться с объятиями она не спешила. Было видно, что незнакомка слегка отвыкла от общения с таким количеством лошадей, потому не хотелось пугать ее и причинять ей дискомфорт. Аля только ободряюще улыбнулась обеим. А вы... из одного табуна?  Окинув их взглядом, каурая замерла в ожидании ответа.
Оглянувшись на Майкла в поисках поддержки, Албена заговорила вперед него, отвечая на вопрос кобылы. Да, и сейчас бы разговариваешь с вожаком табуна Духа Леса, - чтобы не возникло путаницы, Албена отступила чуть в сторону и уважительно кивнула в сторону Майкла, давая каурой понять, кого она имеет ввиду. Тебе нечего бояться, если ты пришла с открытым сердцем и добрыми намерениями. Теплая улыбка на лице Албены могла согреть не хуже весеннего яркого солнышка, пробивающегося сквозь густую растительность. Духам Леса было не привыкать к жизни в тени, только весна и отсутствие густой листвы позволяли редким лучам осматривать их владения. Повернувшись к чалой кобылке Албена наугад позвала ее: Тирбиш?... - внезапное узнавание маленького робкого жеребенка в прошлом отразилось на морде соловой. Он не была уверена в том, что правильно вспомнила ее имя, поэтому дожидалась реакции от самой молодой лошадки.

+1

17

На поляне начала происходить излишняя суета. Майклу её так не хотелось, но более молодые лошади, заряженные флюидами весны, вероятно, не могли себе позволить реагировать на происходящее менее импульсивно. Молодые кобылки, смущённые и напуганные излишним вниманием, начали творить небольшой хаос. Майкл хорошо их понимал, потому что в окружении взрослых незнакомых лошадей можно было по меньшей мере почувствовать себя неуютно. Хорошо, что компанию двух взрослых жеребцов разбавляла Албена. Она всячески пыталась показать незнакомкам, что им некого бояться. Но было ясно, что за пару мгновений менее разряженной обстановка не станет.
Чалая кобылка не выдержала наглости со стороны дерева, которое что есть мочи врезало ей по лицу. Эдакая месть за покушение на его жизнь. Лошадь сорвалась в галоп, а вместе с ней в движение пришли все свидетели выяснения отношений  между деревом и незадачливой кобылой. Майкл немного посторонился снежных брызг, которые полетели не только на Некроманта, но и в его сторону. Албена слегка засмеялась, и Майкл тоже не смог сдержать улыбки. Любитель тишины и одиночества, Крон сегодня явно не испытывал недостатка в общении, в то время как почти все телодвижения юных леди ненароком заканчивались на нём. Майкл расшевелился и с задором посмотрел на вороного жеребца. Вожак надеялся, что его товарищ не будет раздосадован событиями сегодняшнего дня.
Каурая незнакомка побежала к чалой, участливо задавая ей вопросы о самочувствии. "Главное, чтобы в глаз не попала ветка". Заботливым голосом она уверяет незнакомую себе лошадь в том, что здесь её никто не обидит и относится к ней словно к своему ребёнку. Майклу понравилось такое отношение. Каурая была полна сострадания и была готова помочь тем, кого даже не знала. Это качества сильной и честной личности. Игреневый с одобрением посмотрел на каурую юную леди. Та, в свою очередь, словно завороженная, устремила взгляд на Некроманта. В нём светилась надежда, смешанная с некоторой опаской. Каурой хотелось верить, что вороной жеребец не разозлиться на... них. Кобыла настолько была переполнена чувством опеки, что воспринимала себя и чалую кобылку сейчас за одно целое. Тощее тело заботливо старалось загородить собой чалую. Чтобы ни один порыв возможного гнева Крона не мог дотянуться до ни в чём не виноватого существа. Это было сильным поступком.
Продолжая стоять в оборонительной позе, каурая повернулась к Майклу и Албене. Она поведала им свою историю странствий, которая на словах длилась пару мгновений, а на деле, вероятно, насчитывала годы. Это повествование нашло отклик в душе Майкла. Как ни странно, они с его женой стали свидетелями такой же ситуации. После рассказа каурой, в диалог вступила Албена. Его соловая красавица была переполнена сегодня какими-то высокими чувствами. Она говорила серьёзным тоном и в строгой манере. Майкл с некоторым удивлением заглянул в глаза Албене. Но мгновением позже он понял, что она столь же взволнована происходящим, как и остальные кобылы на поляне. Поэтому Майклу предстояло перенаправить разговор в более спокойное и дружелюбное русло.
- Да, давайте, наконец, представимся друг другу, - с улыбкой произнёс он. - Меня зовут Майкл. И как меня представила моя любимая жена Албена, я вожак табуна Духа Леса. Этого прекрасного статного жеребца зовут Некромант. Он также является неотъемлемой частью нашей небольшой лесной семьи. - игреневый с гордостью в голосе представил членов своего, увы, немногочисленного сообщества. - Табун занимает достаточно обширные территории здешних земель, которые принадлежат, как можно догадаться, ещё нескольким сообществам. Мы все рады приветствовать на наших землях новых лошадей. За вами стоит выбор, примкнуть к табуну или обосноваться на нейтральных территориях. Но это решение не надо принимать сию минуту. Я вижу, что вы обе с дороги. Вам нужно отдохнуть морально и физически. Я с радостью предоставляю вам наши территории, потому что вижу в вас светлых и бескорыстных леди. Чувствуйте себя как дома. - в знак окончания своей речи Майкл копнул ногой по снегу.
Внезапно Албена произнесла то имя, которое должно было прийти на ум Майкла, когда он всматривался в чалую незнакомку. "Тирбиш! Вот оно." Вожак довольно посмотрел на кобылку, которая приходила в себя после схватки с деревом. Теперь он ждал, когда назовут свои имена две незнакомки, чтобы мочь, наконец, обращаться к ним.

+2

18

Некромант был слишком расслаблен и не сосредоточен, когда его ушей достиг треск ломающейся ветки, а затем шкура здоровой молоденькой кобылки мелькнула перед его мордой. Чудом она избежала столкновения с Кроном, для чего ей пришлось тормозить всеми четырьмя, но груда взрыхленного кобылой снега летела прямо на Некроманта и обрызгала его с ног до головы.
Повисла небольшая пауза, и Некромант почувствовал, что каждая из присутствующих лошадей ждет его ответной реакции. В самом деле, неужто они думают, что я буду устраивать разборки с кобылой? Крон уловил спокойный взгляд Майкла, который ясно показывал, что повода для беспокойства нет и такая комичная ситуация не перерастет в выяснение отношений. Затем последовала едва заметная улыбка Албены и звонкий смех соловой кобылки.
Некромант чуть опустил голову вниз, пытаясь стряхнуть мокрый и липкий снег хотя бы с морды, но это действие не дало нужного эффекта, поэтому Крон с силой потрёс головой и шеей, чтобы наконец избавиться от талой массы. Ощутив, что кроме излишней влаги на гриве ничего лишнего больше на нем не присутствует, Крон поднял голову вверх, взглянув на чалую молоденькую лошадку, которая явно не знала, что ожидать от жеребца и ждала его реакции.
- Нынче ветки в лесу так и норовят напасть на юных лошадей, - беззлобно фыркнул Крон, чуть приподнимая уголки губ, изо всех сил пытаясь изобразить подобие улыбки, чтобы не напугать чалую кобылу.
Но Крону показалось, что его действия возымели совершенно обратный эффект, потому что кобыла смотрела на него как-то насторожено. Ему понадобилось ровно мгновение, чтобы понять, что его густая и длинная челка, из-за того, что он пытался стряхнуть с себя снег, спуталась и зацепилась за ухо, выставляя на показ всё то, что он пытался тщательно скрыть.
Его попытка улыбнуться вылилась в то, что травмированная губа искривлялась в жутковатом оскале, а оголённая кость и прикрытый правый глаз добавляли красок в столь живописный образ жеребца. Молодец, Крон, нечего сказать. Недовольно подумал Крон и, чуть отвернув голову, стряхнул челку на место, таким жестом извиняясь за то, что лошадям пришлось увидеть эту мерзость.
- Испугалась? Заботливо обратилась к чалой соловая кобылка. - Всё хорошо. Я уверена, что тебя здесь никто не обидит. Кобыла устремился свой взгляд на Крона, хотя жеребец не понимал к чему эти гляделки. Хотела поближе рассмотреть его «красоту»? Волновалась за то, что он может причинить вред чалой?
- Твои переживания безосновательны, - голос Некроманта был всегда чересчур грубым, но сейчас жеребец надеялся, что лошади поймут, что он говорит так, потому что это его физиологическая особенность, а не потому, что проявляет агрессию, - я не причиню вреда ни ей, ни какой-либо другой кобыле. 
- Я пришла из далеких северных гор. Сначала год путешествовала с братом, а потом примерно столько же сама. Ушла из своего табуна... потому что хочу найти своё место в жизни, новый дом. Конечно, мне и там было хорошо, но, похоже, время пришло. А вы... из одного табуна?
Кобыла переключилась на Албену и Майкла, наконец-то отводя свой пристальный взгляд от Крона.
- Да, и сейчас бы разговариваешь с вожаком табуна Духа Леса.
Спокойным голосом ответила доминанта, указывая на Майкла, чтобы новенькие смогли уяснить кто есть кто.
- Тебе нечего бояться, если ты пришла с открытым сердцем и добрыми намерениями. Как всегда, добра и очень открыта. Улыбка Албены была настолько открытой и теплой, что не имела даже ни малейшего намека на какой-то скрытый смысл. Повернувшись к чалой кобылке Албена наугад позвала ее: Тирбиш? Узнала?
Крон стал вытягивать из своего подсознания воспоминания о крупных лошадях, когда-то обитавших в табуне лесных, а потом куда-то ушедших. Но Тирбиш никогда не видел и не сталкивался с ней когда она была еще жеребенком. Так бы он помнил. Он никогда ничего не забывал.
Далее заговорил вожак, представившись сам и представив Албену и Некроманта, хотя вороной бы предпочел, чтобы он назвал его сокращенное имя, все-таки его полное имя тоже было не очень-то и располагающим, а молодые кобылы итак чувствовали себя явно не в своей тарелке среди новых и незнакомых им лошадей. Но слов назад не воротишь, поэтому Крон ждал дальнейшего развития событий, одобрительно качнув головой на то, что Майкл предложил этим кобылам остаться. Табуну нужны были новые лошади.

+3

19

То, что движение завершилось, чалая поняла не сразу. Просто сидела, выставив вперед передние ноги для устойчивости и подмяв под себя хвост, сжимала в зубах обломок ветки и смотрела на того, кого изначально вообще-то старалась обойти по ма-аксимально широкой дуге. Не из-за шрамов, тут то как раз интерес толкал на знакомство, а из-за того, что предмет интереса обладал уж слишком высоким ростом и был взрослым. Подросткам огрести люлей за непослушание всегда было легко, что от своих родителей, что от чужих, так что и тут она готовилась к взбучке. Жеребец же опустил голову и неуверенно тряхнул ею. Серебристым звоном рассыпался по поляне смех саврасой. Как мило и как... невовремя... Тирбиш попыталась судорожно улыбнуться, но результат попытки больше напомнил даже ей самой нервный тик. К ней уже поворачивала на выручку слишком стройная незнакомка. Вороной, подумав, тряхнул холкой еще раз, посильнее, стряхивая снег и капли талой воды, что тут же жемчужным бисером заблестели на шкуре.
- Нынче ветки в лесу так и норовят напасть на юных лошадей - Его голос чуть хрипловатый, со свистящими нотками, заставил рыжую внутренне сжаться. Но ни ожидаемого нагоняя, ни выразительных эпитетов в адрес эм.... не шибко умной кобылы, которой и-самой-не-стоится-и-другим-спокойно-постоять-не-дает, не последовало. Пока она пыталась выйти из состояния когнитивного диссонанса, этот невообразимый жеребец смущенно улыбнулся. Огромный. Сильный. Черный, как сама тьма. Расписанный лучше южных скал жеребец смущенно улыбался. Тирбиш выпала в осадок вместе с выпавшей изо рта злополучной веткой. Ежа мне в ногу... А лицо то ему кто раскроил?
Это поведение не понравилось вороному еще сильнее. Он нахмурился, и резким движением вернул челку на место. Саврасая тем временем дорысила до них и теперь пыталась всячески помочь.
-Ты цела, милая? Испугалась? Всё хорошо. Я уверена, что тебя здесь никто не обидит. - она искренне переживает, но шайр может только утвердительно пошевелить ушами, ступор так и не отпустил. Защитница замечает плачевное состояние подопечной и пытается переключить внимание "пострадавшего" на себя. Успешно. Тот прядет ушами и отвечает довольно сухо. Видимо, прямой взгляд кого бы то ни было его напрягает. И ведь не докажешь, что не так уж и плох его вид, как он с ним возится...
Вожак табуна снова берет слово и в неожиданно приветливой форме представляет всех ему знакомых. Вороной, как оказалось, Некромант, снова морщится. А это имя или профессия? Внезапно слух улавливает и ее собственное имя. Забытой тоскливой грустью шевельнулось давнее воспоминание. А потом другое, более свежее, и более неприятное. Которое пришлось поспешно душить, пока оно не укоренилось.
- А у меня тоже шрамик есть, вот тут, за ухом! - чалая трясет головой, но за спутанной в войлок гривой ничего не видно - Меня зовут, извините...
Издав короткое ржание, в знак того, что услышала и уже идет, она с трудом собрала ноги в кучку и встала, потрусив к тому месту, где раньше стояла Трисс.
- Здравствуйте, вожак табуна Духа Леса Майкл, здравствуйте Альбена! - она опустила голову вниз, - я Тирбиш,
дочь Инга Седого и его спутницы. Третью зиму пережидаю в ваших лесах. Не будьте сердиты на меня...

Отредактировано Тирбиш (26-04-2018 17:01:59)

+1

20

Вороной жеребец затряс головой, отбрасывая остатки снега, и внимательно посмотрел на молоденькую кобылку. Она уже совершенно забыла, зачем и что она пыталась сделать, и лишь смотрела, как он тепло улыбнулся, пытаясь ободрить незнакомку и... Этим окончательно покорил её. Не заметить и не понять было не возможно. Она останется здесь, рядом с этими лошадьми и сделает всё возможное, что бы стать для него такой же нужной, каким в эту секунду стал он для неё. Морда жеребца была покалечена невозвратимо, но его вид не вызывал у неё ни отвращения ни страха. Она не жалела его а просто принимала его таким. Его реакция подсказывала, что он считал себя, по меньшей мере, уродом и чудищем несусветным и это укрепило её решимость. - Твои переживания безосновательны, - Голос его был грубоватым, но вполне приятным.- я не причиню вреда ни ей, ни какой-либо другой кобыле. Дождавшись пока взволнованная Тирбиш отойдёт от них, Беатрисс чуть склонила голову на бок и совсем тихо, так что бы слышал только он, произнесла - Я знаю. Теперь у меня нет ни тени сомнений...-Она загадочно улыбнулась жеребцу и тут же сделала вид, что ничего не говорила и не смотрела в его бездонные глаза. Расслабилась, напряжение спало.
Оглянувшись на своего спутника, соловая отвечает вместо него, что вызывает лёгкое удивление со стороны Беатрисс. Да, у них никто и никогда не ущемлял кобыл, но чаще всего,  когда речь заходила о важных переговорах, делах и тому подобном, у них всегда говорили жеребцы, а кобылы отступали, не вмешиваясь. Это не мешало им слушать и даже вставлять свои мысли, с разрешения вожака, но чаще всего доверие с их стороны было безоговорочным и такой необходимости попросту не возникало. Она на секунду нахмурилась, чуть мотнула головой. Пора бы прекращать сравнивать разные по своей структуре табуны, и раз эта прекрасная особа себе позволяет говорить вместо вожака, значит для них это нормально, тем более что сам игреневый выглядел абсолютно спокойным и расслабленным, даже немного отстранённым. Ему были чужды суета и излишняя серьёзность. Он оказался с лёгким и приятным нравом, и это не могло не радовать, так что если проблемы и возникнут, то точно не от жеребцов этого маленького табуна.- Да, и сейчас ты разговариваешь с вожаком табуна Духа Леса, - чтобы не возникло путаницы, Албена отступила чуть в сторону и уважительно кивнула в сторону Майкла, давая каурой понять, кого она имеет ввиду. Этот жест несколько укрепил её в мысли что кобыла не проявила неуважения к своему спутнику и для них такое распределение ролей абсолютно нормально. Тебе нечего бояться, если ты пришла с открытым сердцем и добрыми намерениями. Она лучезарно улыбнулась. Вожак тут же перехватил инициативу и продолжил приветствие, и расставил всё по своим местам.- Да, давайте, наконец, представимся друг другу, - Жеребец тепло улыбнулся. - Меня зовут Майкл. И как меня представила моя любимая жена Албена, я вожак табуна Духа Леса. Этого прекрасного статного жеребца зовут Некромант. Он также является неотъемлемой частью нашей небольшой лесной семьи. - В голосе игреневого жеребца звучала не скрываемая гордость за своих подчинённых и это не могло не радовать Трисс. - Табун занимает достаточно обширные территории здешних земель, которые принадлежат, как можно догадаться, ещё нескольким сообществам. Мы все рады приветствовать на наших землях новых лошадей. За вами стоит выбор, примкнуть к табуну или обосноваться на нейтральных территориях. Но это решение не надо принимать сию минуту. Я вижу, что вы обе с дороги. Вам нужно отдохнуть морально и физически. Я с радостью предоставляю вам наши территории, потому что вижу в вас светлых и бескорыстных леди. Чувствуйте себя как дома. - Беатрисс кивнула, низко склонив голову в полу-поклоне. _-Благодарю за тёплый приём и такие же тёплые слова, Майкл, Альбена... Меня зовут Беатрисс и я буду рада остаться с вами.. На более долгий срок. -Она ещё раз поклонилась,  на этот раз ниже, выражая своё уважение вожаку и тем самым признавая его власть. Она сделала пару шагов в сторону, благодарно кивнула Некроманту и стала быстро поедать разрытую им для неё траву, что бы вдруг не подумал, что она не приняла его жест доброй воли. Организм тут же возликовал и затребовал ещё, так что она стала активно разрывать остатки снежного покрова, добывая себе еду и, как бы ненароком пропуская кое-где кочки хорошей травы для своего спасителя.Краем уха она прислушивалась к разговору своих новых спутников, молодой кобылки, которая взволнованно, сбивчиво представлялась, склонившись перед вожаком и его парой и далёкому завыванию ветра.
- Здравствуйте, вожак табуна Духа Леса Майкл, здравствуйте Альбена! - она опустила голову вниз, - я Тирбиш, дочь Инга Седого и его спутницы. Третью зиму пережидаю в ваших лесах. Не будьте сердиты на меня... -казалось что какие-то неприятные воспоминания волновали молодую кровь, но она уверенно отгоняла их от себя, отвечая как положено перед вожаком своего табуна? Необычный говор был приятен Беатрисс на слух, она даже пыталась уловить, что именно так привлекло внимание в её речи, но когда взгляд упал на вороного жеребца, чисто случайно, она немного смутилась и одёрнула себя. Нельзя же быть такой надоедливой!

+1