Добро пожаловать на форум, полезные ссылки для координации:

Дикие лошади - Lоve Stories

Объявление

АДМИНИСТРАЦИЯ





МОДЕРАТОРЫ:



...
АКТИВНЫЕ:





ФЛУДЕР НЕДЕЛИ:



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Давно прошли великие времена ролевых, в том числе и этой. Тем не менее, смотреть на пустующий в беспорядке некогда любимый многими форум очень сложно, потому было принято решение поддержать минимальную активность ожиданиями какого-то чуда возрождения. Если у Вас возникнет желание вспомнить/попробовать себя в виде дикой лошади - мы будем рады.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


ПАРТНЁРЫ

http://s4.uploads.ru/ixCMf.gif
ОЖИДАЮТСЯ С НЕТЕРПЕНИЕМ





В ИГРЕ



На просторах наших локаций лег первый снег - настоящая зима окутала земли. Температура днем колеблется от 0 до до +5, ночью от -2 до 0. Просьба плавно переходить в своих постах на данную погоду.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лес

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sg.uploads.ru/jEJFD.jpg
В этом лесу самый чистый, свежий и приятный по запаху воздух.

0

2

—-> Граница

Лес всегда дарит живительную прохладу, в любое время года и суток. Покинув наконец границу, Том был рад сменить общество своих безумных сотабунников на одиночество. На душе остался неприятных осадок от встречи и желание разделаться с Ламелем во что бы то ни стало. Тем не менее, нужно было дать перерыв этой ситуации, переспать с ней. Каурый жеребчик уже потерпел своеобразную месть за свой отвратительный нрав. Во-первых, он родился. Во-вторых, его первая встреча с медведем оказалась на редкость незабываемой. Распоротый бок недальновидного жеребца тешил мстительную душу Тома. Такие гады, как Ламель, конечно, обычно переживают такие ситуации и продолжают здравствовать как ни в чём не бывало. Но все до поры.
Пегий избавился в итоге от перемалывания этой темы и погрузился в густоту лесного массива. Шагая по тропам и напролом через кустарник, Том жадно вдыхал запах хвои и валежника. Его шея двигалась параллельно земле, и голова была опущена вниз, вынюхивая желаемые растения. Хотелось сочности и горчинки. Это нужно было искать в округе болот.
Внутренний навигатор поймал нужную точку на виртуальную карту в голове и жеребец снова по команде свернул со своего курса в сторону. Его сознание уже проложило самый короткий путь до ближайшей небольшой топи. Раздвигая грудью кустарник, Том по пути срывал листочки и с него. Эдакий аперитив. То тут то там над головой щебетали разнообразные птицы, занятые бурной жизнедеятельностью. Значит, вокруг все было спокойно, хищники не угрожали. Уши пегого крутились на голове в разные стороны, словно локаторы, стараясь ничего не пропустить. Когда лесные участки выравнивались и освобождались от препятствий, Том переходил на вальяжную рысь, дабы быстрее сокращать расстояние до лакомой топи.
Вот он уже чувствовал, как оттуда струился терпкий запах. С тонкими нотками лесных ягод. Живот подал раздражённый урчащий звук и подтолкнул к ещё более активному движению. Гундя от того, что ветки кустарника больно прочёсывают свежую рану на груди, Том через некоторое время вырвался из-под натиска цепких веток, оказавшись у края неглубокого оврага. Он был небольшим и неправильной округлой формы. Дно низины было отдано во власть стоячей воды. Образовавшееся болотце не представляло опасности для взрослых лошадей, хотя совсем еще крохотный жеребенок мог бы получить здесь проблемы на свою голову или какое другое непослушное место.
Пегий спустился по склону вниз и с радостью присосался к насыщенной болотной растительности. В основном здесь была осока, но настолько пышная и питательная, какой нельзя было найти в полях или на равнинах. Вместе с сладкой целлюлозой в организм попадало много влаги. Можно было даже не пускаться потом на водопой. Отключившись от внешнего мира, Том звонко захрустел пищей. Жеребец ни о чем не думал и даже начал погружаться в некоторую дремоту.

Отредактировано Том (29-08-2018 21:36:07)

+1

3

Забираться в лесную чащу Ворбай не любил. Слишком много препятствий, слишком мало места для маневров. Лес был хорош, пожалуй, лишь для ночлега, да и то только в тех его местах, где дневной свет с опушки легко проходил между замшелых стволов деревьев и еще пока редких зарослей можжевельника. В остальное же время лес казался молодому жеребцу недружелюбным и неуютным местом, и сейчас все эти ощущения усиливались тем, что Ворбай пришел сюда один. Редкой лошади нравится уединение, и Ворбай был из числа тех, кому дышалось спокойнее, если он хотя бы издали видел свой табун. Однако сегодня он дал самому себе особенное задание.
Год назад, когда Ворбай был еще неокрепшим жеребчиком, он повстречал на своем пути Миража. Тот жеребец представился совсем другим именем, но множество раз прокручивая в голове воспоминания о нем, Ворбай мысленно окрестил его именно так. Потому что когда вдруг из лесу практически бесшумно на тебя выходит незнакомая прежде высоченная белая лошадь, изъясняется странно и загадками говорит о неизвестных мирах, сложно спустя время не посчитать этот момент своей жизни просто игрой воображения. Тогда Ворбай впервые покинул родные земли, соблазнившись рассказами нового знакомца, и о том, что все это не было сном, напоминала заметная шишка спереди на правой пясти - результат ушиба о камни где-то на другом краю лошадиной вселенной.
С тех пор, как Мираж исчез, оставив Ворбая под глубоким впечатлением, жеребчик время от времени вспоминал что-то из его рассказов и старался повторить, желая быть хоть в чем-нибудь достойным его.
Нынче ночью Зефир приходил Ворбаю во сне, и с самого утра от этого жеребец был словно не на своем месте. Долго плелся он за основным костяком табуна, пока они не забрели на опушку леса, и тогда Ворбай живо вспомнил вкус красных и синих ягод, которые Зефир аккуратно ощипывал с кустов где-то в дремучей чаще. А еще колючие ветки, которые больно жалили губы Ворбая, если он сам пытался добыть хоть парочку.
Поэтому сейчас Ворбай и оказался среди самого неуютного и недружелюбного места, которое только можно найти на территории табуна. Однако, миновав уже добрую половину кустов и колючек, давно потеряв из виду последнюю лошадь, жеребец так и не нашел ни одной ягоды. Он уже начинал беспокоиться и подумывал вернуться назад, пока окончательно не заблудился, как вдруг приметил впереди взмах чьего-то хвоста. Жеребчик подал голос и вытянул шею. Ему слишком хотелось встретить уже хоть какую-нибудь лошадь, и даже если это был решительный злобный чужак - все равно. Со спины лошадь была гнедая, но через несколько шагов Ворбай разглядел белые бока и не неожиданно для себя опознал в лошади Тома - главного жеребца собственного табуна.
- Здравствуй, - несмело произнес Ворбай, чтобы сказать хоть что-нибудь, раз уж позвал. Жеребец поймал себя на мысли, что старшему - и более высокопоставленному - жеребцу ему по-прежнему хочется отчавкать, но уверенно пресек этот детский порыв.

0

4

Окружающая обстановка успокаивающе действовала на Тома. Он любил территории своего табуна больше всего на свете, и не мог себе даже представить ситуацию, при которой ему бы пришлось мигрировать отсюда. За свою не которую и не длинную жизнь он врос корнями в эти земли. Он принадлежал им настолько, насколько они принадлежали ему. Пегий жеребец в глубине души уже давно решил, что останется жить здесь навсегда. Эти территории были его домом и алтарём и им же предстояло стать его могилой. Рано или поздно некоторые задумываются, где бы они хотели провести остатки своих дней. Так вот Том уже дано это решил. И никакой катаклизм не смог бы изменить его решение.
Насытившись сочным камышем у болотца в низине, он решил выбраться из этого застоявшегося места. Здесь было настолько уютно, что сюда могло засосать с головой. В подобные омуты Том старался не бросаться. Потом долго отходишь от таких гипнотических событий. Жизнь начинает казаться не такой уж сладкой. А жеребецу хотелось больше позитива. На дворе стояла весна и было бы нелепо не наслаждаться её присутствием.
Как следует потянувшись, Том стряхнул с себя дремоту и поднял голову вверх, осматривая вершину оврага, в котором он находился. Повертев головой в разные стороны, он потянул воздух, остался доволен втянутым, и начал взбираться наверх. Буквально пару энергичных телодвижений и его тушка уже маячила в пока ещё редкой лесной растительности. Жеребец появился будто из-под земли и подумал, что этим трюком было бы весело пугать жеребят в табуне. Коих на данный момент был всего один, рыжий беспризорник Чик. Было на самом деле интересно, где околачивались лошади его табуна, почему от них не было слышно ни слуху ни духу. Дурацкая привычка разбредаться не позволяла контролировать всех и сразу. Не то, чтобы ему это было нужно. Просто так жить было интереснее и безопаснее. Постоянная коммуникация со своими лошадьми, вот что хотелось Тому в последнее время. Он не до конца понимал, откуда в нём родилось это желание, но оно с каждым днём становилось всё более явным.
Оглянувшись по сторонам задорно сверкающим взглядом, пегий гугукнул что-то невнятное себе под нос и двинулся по лесу ленивой рысью, время от времени переходящей в иноходь. Том старался уловить хоть какие-то ферменты в воздухе, говорящие о близком присутствии лошадей. Ничего. От этого на душе появлялась досада, но пегий гасил её. Хотелось поддерживать в себе хорошее настроение, а не губить его на корню. Внезапно он почувствовал то, что хотел. Остановившись, жеребец старался понять направление исходящего запаха. Но то, что он искал, обнаружило его, видимо, чуть раньше.
Это был Ворбай, молодой жеребец табуна. Том очень положительно к нему относился. Этот вороной конь был хороших манер и ненавязчив. Зато мог появиться в самый нужный момент. Том резко повернул голову направо, откуда появился Ворбай. На лице пегого отразилось счастье, он не считал, что нужно скрывать свои эмоции.
- Привет! Как раз искал хоть одну живую душу на наших просторах. И вот он ты! - вообще не волновало, как младший отреагирует на такую прыть старшего. Не хотелось видеть разницу в возрасте. - Как дела? О чём такой задумчивый? - Том повернулся фасом к вороному собеседнику и внимательно окинул его взглядом.

Отредактировано Том (10-10-2018 22:25:52)

0

5

Ворбай переступил с ноги на ногу, не решаясь принимать радушие жеребца за чистую монету. Признаться, именно от него нагоняя жеребчик никогда не получал, но в табуне духа Заката стоило держать ухо востро вообще с любой лошадью и даже с жеребенком, не говоря уж о главном жеребце. Кроме того, Ворбай не раз замечал вспышки странных отношений Тома с его сестрой; именно вспышки, потому что описать как-то иначе короткие и острые эпизоды общение Шередан и Тома было просто невозможно. То ли они ненавидели друг друга, то ли безмерно любили - Ворбай предпочитал держаться от этого подальше. Ему с головой хватало внимания Шередан как сестры, не хотелось еще и становиться советчиком для ее сердца, тем более что Ворбая об этом никто никогда не просил.
Тем не менее обычно на вид свирепый Том сейчас радостно улыбался Ворбаю, и было бы странно не улыбнуться в ответ. Посвящать жеребца в свои приключения с Зефром вне табуна Ворбай не стал и только повел головой, мол: "ни о чем особенном не задумывался". Признаваться в том, что бродить в одиночестве в глухом лесу не совсем уютно, тоже не хотелось, но в любом случае свои поиски внутренней гармонии Ворбай же закончил. Вряд ли у него получилось бы восстановить прежнее настроение теперь, когда он повстречал знакомого, а посему можно считать, что в глухом лесу Ворбай уже не один, и цели теперь у него совсем другие.
- Далековато мы забрели, - констатировал жеребчик и рискнул подойти к Тому ближе. Его запах не будил в юной душе никаких посторонних эмоций, хотя где-то на уровне подсознания Ворбай вполне мог вообразить себе, какая нешуточная битва разгорелась бы в такой ситуации между жеребцами, будь у каждого из них по своему табуну. Но принадлежность к одной семье сильно сглаживала острые углы, и это не могло не радовать.
- Мне просто было интересно, за что некоторым из наших так нравится чаща. Как по мне на лугах пастись гораздо удобнее. Когда я уходил, табун был в... в той стороне, - Ворбай покрутил головой, убеждаясь, что не сбился, прежде чем назвать направление. - Если ты его ищешь.
Подойдя к Тому почти вплотную, Ворбай ненавязчиво осмотрел его. Прежде они не общались лично и так близко друг от друга намеренно не оказывались. С некоторым удивлением Ворбай отметил, что в возрасте Тома он будет, пожалуй, повыше пегого. Однако диковинные белые пятна казались куда более интересными в Томе, чем его рост.

0

6

Первое сильное чувство, которое Том ощутил от Ворбай, было недоверие. Пегий вполне понял такую реакцию. Несмотря на то, что они были частью одного табуна или семьи, становиться друзьями двум взрослым жеребцам было не просто от природы. Чтобы находить между собой контакт и быть на одной волне, нужно быть наделённым немалой долей самообладания и рассудительности. Порядки в табуне заставляли эволюционировать, поэтому способные на этот процесс особи всё же могли ладили между собой и находили общие интересы.
Удивлял тот факт, что за все четыре года, сколько Ворбай живёт в табуне, они с Томом ни разу полноценно не общались. Поэтому и вороной, и пегий, смотрели друг на друга, немного как в первый раз. Напряжение Тома, возможно, было менее заметным и ощущаемым в силу возраста и опыта. Ему не страшно было начать защищать свою шкуру во что бы то ни стало. А практиковал ли такую жизнь Ворбай, было ему не известно.
Том знал, что он приходился названным братом вожаку табуна, Шередан. Было время, она взялась опекать жеребёнка, который незадолго после своего рождения лишился матери. Конечно, вороная не смогла заменить ему родную кровь. У неё не было предрасположенности, а, возможно, и природного умения к материнству. Том предполагал, что Шередан скорее стала для него своеобразным кнутом, постоянно подстёгивающим к саморазвитию. Скорее всего, она учила его не бояться других лошадей и знать себе цену. Впитаны ли были уроки, или прошли даром, тоже оставалось только догадываться. Но проверять это здесь и сейчас Том не хотел. И вообще думать, что этот жеребец имел хоть что-то общее с Шередан. Ну кроме масти, конечно.
Пропитанный интересом к жизни и любовью к познанию, Ворбай шагнул навстречу Тому. Молодой жеребец решил бросить себе вызов и превозмочь недоверие. Или просто закрыть на него глаза. Такое решение понравилось пегому. Ворбай был личностью с живым умом, способным быстро оценивать окружающую ситуацию. По одному этому жесту, а также взгляду и внутреннему настрою, Том понял, что его соплеменник не склонен к войне. От него исходила энергия равновесия, как будто он подсознательно знал, что такое гармония. Это поразило пегого до глубины души. Закатные лошади в большинстве своём не обладали такими чертами характера. Они были воплощением беспорядка и надменности. А здесь, несмотря на тёмную масть, Ворбай предстал перед Томом олицетворением спокойствия и внутренней красоты.
Странная система восприятия, особенно от жеребца. В этих землях кобылы-то не отличались особой проницательностью. Что говорить о девятилетнем пегом увальне, который постоянно находится в состоянии войны с вожаком, известен своим строгим и вспыльчивым нравом и несчётным количеством шрамов на всём теле. Конечно, всё это восприятие Томом Ворбай могло быть ложным. В любом случае, всем догадкам суждено провериться только на практике. И Том тоже не боялся сделать шаг навстречу новому. Вороной подошёл вплотную и заинтересованно разглядывал старшего собрата. Ситуация заставила улыбнуться. Столь непосредственное поведение могло быть присуще или наивному, или бесстрашному созданию. Сейчас Тому хотелось верить во второе, но проверять первое он не стал. Пегий в свою очередь тоже решил поближе познакомиться с внешностью Ворбай, раз уж он сам решил себя продемонстрировать. Оставшись ровно стоять на месте, он ходил взглядом по вороному жеребцу. Его сухая конституция и достаточно натренированное тело говорило о хорошей генетике.
- На лугах больше простора и можно пытаться смотреть в бесконечность. Но в глубоких лесах трава бывает сочнее и разнообразнее по вкусу. Ну и чаща богата различными дарами. Например, ягодами и грибами. Такое меню в прериях не найдёшь. - если Ворбай и вправду решил завязать диалог, Том был готов его поддержать. Давно он не общался с лошадьми на обычные бытовые темы. В последнее время его преследовали только словесно-телесные стычки, сопровождаемые состязанием во взаимных унижениях. Возможно раньше он получил бы от этого кайф. Но, похоже, возраст брал своё и требовал найти новые жизненные ценности.
- Пожалуй, да, я ищу встречи с нашими лошадьми. Все куда-то разбрелись, у каждого свои цели, все деловые, занятые. Вижу, что не поспеваю за их активностью. А тебя что привело в чащу, если на лугу тебе приятнее?

Отредактировано Том (18-10-2018 00:41:23)

0

7

Ворбай отвел взгляд и как-то нервно выдохнул, прикидывая в уме наиболее правдоподобную ложь в ответ на вопрос о том, что же такой любитель степей и полей забыл в глухой чаще.
- Я воспитываю в себе способность чувствовать спокойствие в любом месте, - наконец произнес жеребчик, кивнув в знак подтверждения своих слов. В каком-то смысле это было правдой, если исключить упоминания о Зефире. - Погода меняется. Скоро пастись в лесах будет вкуснее, чем на лугу.
И снова правда: в чащобах никогда не бывает столько снега зимой, сколько на излюбленных Ворбаем открытых пастбищах, добывать траву там значительно легче. Кроме того, частые деревья защищают от ветра, под их кронами дольше сохраняется тепло. Сам того не ожидая, Ворбай нашел вполне вескую причину приучать себя к лесистой местности, и даже остался этим доволен.
- Главный жеребец, и не поспевает за табуном? - Ворбай хмыкнул, но беззлобно, скорее он был искренне удивлен такому несоответствию. Вообще, он не ожидал, что произнесет это вслух, так что поспешил оправдаться: - В смысле я думал, что вы - первый, кто должен быть в курсе всего  происходящего и, ну, держаться в ритме.
В понимании молодого жеребчика в обязанности Тома входило защищать и вести табун в отсутствие вожака, а при нем - патрулировать периметр и подгонять отстающих. А впрочем, в последнее время все как-то немного выбилось из колеи: то Шередан куда-то пропадет, то чужаки покажутся в опасной близости, то еще что-нибудь приключится. В табуне было неспокойно, так что ж удивительного в том, что и лошади находились или чувствовали себя совершенно не на своих местах?
Жеребчик опустил голову скорее как знак того, что не испытывает дискомфорта в присутствии Тома, чем для поиска той самой особенно сочной травы, грибов или ягод, о которых упомянул старший. Однако для приличия все равно пошевелил губами и кое-чего пощипал - трава, как трава. Что здесь, что на лугу.

Отредактировано Vorbei (24-10-2018 19:08:21)

0

8

Поставленный Томом вопрос почему-то заставил Ворбай тяжело вздохнуть. Но юный жеребец быстро нашёл на него ответ и даже порассуждал на эту тему. Воображение вороного хорошо сочеталось с логикой, это не могло не радовать. На миг показалось, что Ворбай старается уйти от какого-то вопроса. В какой-то момент это немного насторожило Тома. Возможно, он хочет что-то скрыть. Но бросаться в лоб с таким предположением тоже не хотелось. Лучше было сохранить спокойную обстановку. Том только задумчиво шевельнул ушами и качнул хвостом.
В ответ был получен провокационный вопрос. "Что же, неплохо". Том вальяжно фыркнул вдогонку на смешок Ворбай.
- Как бы я ни хотел, не могу разорваться на нескольких себя, чтобы быть одновременно в разных местах. В табуне не хватает рабочих копыт и, кстати, призываю тебя тоже по возможности патрулировать границы и сообщать мне о ситуации. На весь табун нас всего три взрослых жеребца, так что надо разделить обязанности.
"Навреное, он только что пожалел, что наткнулся на меня", подумал Том, сохраняя при этом серьёзное выражение лица. Ворбай вырос, и нужно было по-полной привлекать его к делам табуна. Нужно было ещё проследить за поведением Мичигана и проконтролировать его, если это было нужно. Удивительно то, что Том стал главным жеребцом практически по самозванию. А Ворбай уже каким-то образом знал его титул. Только прошлой ночью он наткнулся на Шередан, ведущую на земли Заката двух чужаков. Произошла драка и выяснение отношений. Вожак пошла на условия Тома, но пегий знал, что для неё это ничего не значило. Арабка собирала вокруг себя других лошадей, чтобы отгородиться от него. И при удобном случае вышвырнуть из табуна. Но Том никому не позволит это сделать. Воспоминания прошлой ночи породили в груди не самые приятные эмоции, и взгляд пегого преобразился из умиротворённого в воинственный. Однако, надо было притушить эти неприятные чувства, Ворбай был не виновен в происходящем. Тем временем соплеменник спокойно опустил голову к земле и коснулся растительности под ногами. Том отвёл взгляд в сторону, чтобы убрать из него разбушевавшийся внутри огонь. Тоже опустил голову к земле, сорвал небольшую охапку травы и, прожевав, продолжил:
- Шередан приняла в ряды нашего табуна нового жеребца. Он был рождён в неволе, каким-то образом сбежал и оказался на нашей границе. - Том поднял голову от земли, огляделся. - Его зовут Ламель, он очень уверен в себе, амбициозен, и уже стал правой рукой вожака. Не натыкался на него уже случаем?

Отредактировано Том (25-10-2018 11:51:14)

0

9

офф. С опрометчивого разрешения Тома, вклиниваюсь, как и обещала :3

НАЧАЛО ИГРЫ

Что привело тебя сюда? Этим вопросом ты задавалась уже битый час, пытаясь понять, куда все разбрелись в очередной раз. Вроде бы ты с подругами договорилась встретиться вооон за тем пышным кустиком, за которым росли такие лакомые красные ягоды, но... То ли подруги не дождались тебя и отошли дальше, то ли ты, как обычно, заблудилась в трёх соснах... В любом случае, ты оказалась одна в этом лесу. И никого знакомого в округе. Привычное, в общем-то, зрелище, учитывая некоторую отстранённость однотабунников. Однако сегодня тебе свободы не очень-то и хотелось. Несмотря на довольно мирное впечатление, которое создавали трели птиц и шум листьев от ветра, оставаться совсем одной в лесу ты не планировала. Как ни смешно бы это звучало, но сказки на ночь, которые любил рассказывать отец, как-то совсем не способствовали любви к такой обстановке, где за каждым кустом могли прятаться голодные глаза.
Ты осмотрелась, выбирая путь между поваленными деревьями, ветками, сучьями и камнями, между колючими кустами и возможными норами под деревьями. И почему я в этот раз решила потащиться за всеми? - этот вопрос занимал твою двухцветную головушку, пока ты осторожно перешагивала очередную корягу, продолжая всматриваться в путь под копытами. Осталась бы на краю леса, там хоть видно, куда ступаешь... А тут даже пробежаться особо негде! - внутреннему недовольству добавляло огня вынужденное одиночество, на которое ты совсем не рассчитывала сегодня. Тоже мне, подруги называется! Нет бы подождать, или хотя бы подать голос, раз меня потеряли... - уверив себя в том, что в сложившейся ситуации всё-таки больше виноваты так называемые подружки, а совсем не ты, ты продолжала мысленно ворчать и ругаться, вслух, впрочем, опасаясь самой подавать голос. Почему? Так ведь никто не гарантировал, что волков здесь нет. И в этом плане доверять чутью взрослых ты не спешила. Поспешность отца однажды стоила тебе кучи нервов и споров, и как-то совсем не хотелось проживать ситуацию с обманутой жертвой снова...
Внезапно твоих ушей коснулся чей-то знакомый голос. Нет, не голос даже, всего лишь отзвук - но и его хватило, чтобы ты вскинула голову во внезапно вспыхнувшей надежде и прислушалась. А после бодро устремилась на звуки голосов, чуть позже определив в одном, более хриплом и низком, голос Тома, а в отвечавшем ему голосе - Ворбая. Может, они знают, куда мои потеряшки забрели? - подумала ты, и, даже не сочтя нужным поздороваться, с места в карьер поинтересовалась, высунувшись из росших рядом кустов наполовину и с надеждой взглядывая на жеребцов:
- Прощу прощения, что прерываю, но вы тут не видели двух кобыл моего возраста? Одна чёрно-белая, а другая с такой пышной и кремовой гривой и гнедой масти? - знать имён подружек жеребцы, возможно, и не могли, но уж видеть-то хоть пару раз, чтобы понимать, о ком ты говоришь, они точно должны были!

Отредактировано Эври́ка (25-10-2018 16:45:48)

+1

10

Ворбай никогда не пренебрегал своей общественной ролью в табуне: с таким вожаком, как Шередан не забалуешь, тем более если находиться с ней в родстве. Во всяком жеребце Духа Заката все в первую очередь видели опору, защиту, власть. И хотя Ворбай не слишком-то жаждал играть эти роли, все равно старался выполнять свой минимум, только чтобы Шередан была удовлетворена тем, насколько хорошо воспитала брата. Пусть считает так, как ей нравится, не жалко. И тем не менее, Ворбай знал, где находится и чем занимается массив табуна, а главный его жеребец - нет. Занятное стечение обстоятельств, но было бы глупо делать какие-либо выводы: во всех местах сразу, как верно заметил Том, действительно не окажешься.
- Делаю все, что могу, - Ворбай улыбнулся, а потом ему в голову пришел вопрос, который, наверное, должно бы обсуждать не на лесной полянке за пучком-другим ароматной травы, а в головном кругу, куда Ворбаю доступа не было: - Тебе кажется, что табун плохо организован?
За подобные мысли Шередан, наверное, съела бы братца с потрохами. Однако дело было не в том, что ему так уж хотелось перемыть у нее за спиной ее же кости, но в том, что с Томом диалог - если он вообще выйдет - наверняка получится значительно менее эмоциональным и более продуктивным. Но не успел жеребчик поразмышлять о том, как наиболее эффективно использовать троих жеребцов, чтобы обеспечить круглосуточный надзор за лошадьми, как Том выдал крайне интересную информацию, на корню поломавшую всю линию незрелых рассуждений.
- Новый жеребец?
Что? Вот так запросто? И сразу правой рукой? Шередан, конечно, всегда отличалась импульсивностью, но подобный поступок не вызывал ни понимания, ни тем более одобрения. Но что бы ни хотел сказать по этому поводу Ворбай, острое ухо его уловило какое-то движение, приближавшееся стремительно, и жеребчик отвлекся.
Шелест и треск кустов в стороне, вдруг нарушивший лесную тишину, заставил Ворбая вздрогнуть и приготовиться к бегству. Как и большинство лошадей - не только диких - молодой жеребчик был подвержен инстинктам, и внезапный громкий шум, как правило означающий нападение хищника, естественно заставлял действовать решительно.
От позорного отступления Ворбая спас только тот факт, что как раз в момент появления еще одной лошади на маленькой лесной полянке, голова его была направлена именно в ее сторону, и жеребчик сразу увидел источник пугающего шума. Это была Эврика, еще одна носительница причудливых пятен, которую Ворбай не знал близко. Как и любой другой обладатель подобной необычной масти, Эврика, конечно, частенько бывала в фокусе внимания Ворбая, но в виду принадлежности к разным половозрастным группам в одной компании они никогда не оказывались. Как, впрочем, и с ее подругами, хотя черно-белые пятнышки Ворбай, опять же, запомнил.
- В основном все лошади сейчас на опушке, - неуверенно ответил жеребчик и глянул на Тома, вдруг у него есть что сказать по этому поводу, ведь Ворбай застал его пасущимся здесь не более пяти минут назад.

+1

11

Дедовское замечание Тома про то, что надо быть ответственным членом табуна и тратить своё личное время на его охрану, было принято Ворбаем с юношеским отношением “по-моему, у нас итак всё неплохо”. Пегому пока было непонятно, какой смысл кроется в на вид добродушной улыбке вороного жеребца. Возможно, ему было неприятно получить от старшего эдакое нравоучение. ”Вполне справедливо” - подумал Том. Несколько лет назад, в возрасте Ворбай, он бы точно также отнёсся к брюзжанию старшей лошади. В этом и состояла возрастная разница, в которую пегий до конца не хотел верить. Он был ещё молод душой, хотя достаточно потрёпан телом.
- Я бы сказал так: табун недоорганизован. - он не видел ничего плохого в том, чтобы обсудить заданный Ворбаем вопрос. Вороной отличался хорошим интеллектом и здравым смыслом, поэтому в мыслях пегий его видел на должности одного из ведущих лиц табуна. Конечно, немного погодя, когда наберётся опыта. Но можно было уже сейчас погружать его в управленческую рутину. - Некоторые наши соплеменники не понимают своего места в табуне. И стало меньше тех, кто готов жить на благо его процветания. Хотя Шередан, конечно, сейчас вкладывает много сил в то, чтобы исправить ситуацию. - сколько бы ненависти Том не испытывал к вожаку Заката, не заметить её начавшихся телодвижений было нельзя. Сказать по правде, он не во всём одобрял её тактику действий и политику взаимодействия с лошадьми, но она хотя бы старалась. Сейчас её действия велись по принципу “я художник, я так вижу”. В силу их чудовищных взаимоотношений, Том не мог принимать участие во внешнеполитических делах табуна и оставил за собой управление “внутри страны”. Здесь Шередан тоже имела своё личное мнение, она хотела управлять всем, что движется, поэтому нужно было иметь стальные яйца, чтобы ей противостоять. Том знал, что такое напор вожака Заката и умел с ним справляться. Его природное упрямство и целеустремлённость не позволяли пегому сломаться под натиском даже такого непростого характера, как у Шередан. Сказать по честному, жеребец сам собой гордился, ведь именно свобода от страха столкновения с кем бы то ни было давала его душе ощущение свободы.
Однако режим полёта собственного самодовольства оказался тут же выключен, когда из чащи послышались звуки чьего-то стремительного приближения. Том сразу вспомнил о медведе, которого не так давно прямо на его глазах огрел копытами Ламель. Оставленное у реки тело потеряло сознание, но не рассталось с жизнью, поэтому в голове пегого возникла страшная картина того, что теперь разъярённый зверь несётся на них с Ворбаем, полный злобы и жажды мщения. В поджилках затряслось, Том нервно сглотнул и думал, в какую бы сторону метнуться. Вороной жеребчик также заволновался, от него пронеслась незримая волна нервных импульсов. Существо летело на всех парах, однако затуманенное страхом сознание Тома вдруг почувствовало, что такой переполох в лесу устраивает копытное создание. Направив уши в сторону звука, он услышал чёткую отбивающую по земле дробь и резко выдохнул как раз в тот момент, когда из-за кустов показалась двухцветная голова.
- Вроде маленькая, а шумишь, словно медведь, - буркнул Том в ответ на вопрос Эврики. Она успела неплохо его испугать, отчего в душе родилось желание отомстить как-нибудь в ближайшем будущем той же монетой. Тем временем Ворбай рассказал ей о местонахождении табуна и перевёл на Тома вопросительный взгляд, мол, есть что добавить. - Да, они на опушке, если не успели уже куда-нибудь переместиться. - что тут ещё было сказать. Пегий мотнул головой, чтобы снять с тела внезапно накатившее напряжение. Ох уж эти закатные кобылы, вечно жди от них какого-нибудь сюрприза.

0

12

- Я не маленькая, - фыркнуть в ответ недовольно на замечание Тома было делом привычным и не стоящим расхода энергии. Так что протест мог показаться безэмоциональным и как бы привычной отмазой, хотя сказала ты вполне серьёзно. Ты действительно была давно уже не маленькой даже в мозгах, и Том, как главный жеребец, должен бы быть в курсе. О том, что данной особи в вашей иерархии в табуне может просто не хватить времени и, так сказать, оперативной памяти под это дело, ты, конечно же, даже не подумала. Впрочем, когда это тебя волнавали мелочи жизни?..
На неуверенное замечание Ворбая ты лишь покосилась карим глазом на жеребца, чуть встряхнула гривой, но головы поворачивать не стала, как и он, ожидая от Тома уточнение геолокации табуна. А проскользнувшая в мозгу мимолётная мысль: "Красивый мальчик"... Право, стоит ли она того, чтобы обращать на неё внимание? Всё равно ты не создана для флирта, а о серьёзном думать с братом вожака как-то не очень получалось, маленькая арабка просто прекрасно вышибала такие мысли своим изящным копытом.
- С опушки мы как раз ушли, - разочарованно фыркнула ты, попутно выбираясь из куста и не обращая внимания на то, что заставляешь тем самым жеребцов разойтись. Один не оправдал надежд как ухажёр, другой как знающий, так чего с ними церемониться?.. Впрочем, додумать эту мысль - как, впрочем, и тысячёнку-другую остальных раздражённых - ты не успела, ибо сверху, с холма, донеслось протяжное:
- Риииикаааа! - а после средь деревьев мелькнуло шоколадное плечо и пышная светлая грива. Энж, как обычно, была в своём репертуаре: только ей могло прийти в голову не крикнуть во всё горло, рискуя надорвать связки и распугивая ворон, а протянуть недовольно и громко, не решаясь спускаться с довольно крутого холма. Икая в этом плане была гораздо проще: ещё не затихло её радостное "Ри!" - а кобыла уже спрыгнула на какой-то холмик или бугор поменьше, явно намериваясь спуститься ещё ниже.
- Девчонки! - ты радостно ржанула, вскинула голову, и снова стартанула резко и быстро. С места в карьер, лихой прыжок не сквозь кусты, а через, едва не царапая брюхо - и ты уже бодро взбираешься наверх, к Илларикае, чтобы легонько боднуть её в плечо:
- Где вы были, негодяйки? - твоё притворно недовольное замечание, которое, впрочем, смазалось после возмущённого в ответ:
- Это ты где была, потеряшка? Мы тебя полчаса искали! - бурный диалог разносился далеко и наверняка был слышен жеребцам, но... Даже доводы осторожности, было проснувшиеся без подруг, в этот момент были задавлены радостью встречи. Ты не привыкла скрывать свои чувства, а тут и повод был подходящий...
Прыжок раз, другой вправо по нашедшейся тут лесной тропинке - и вы уже втроём радостно фыркаете наверху, и ты привычно пританцовываешь, чтобы спустя минуту сорваться на рысь и скрыться из виду, увлекая за собой подруг...

офф. Пост - пришла, пост - ушла. Да, всё так просто хд
офф2 от 12.12.18. Скоростным перелётом вмажусь в квестс Чиком, ссыль поставлю, как пост будет

Отредактировано Эври́ка (12-12-2018 13:55:56)

0

13

Ворбай мотнул головой, когда взбалмошная пятнистая мадама оставила укромный участок леса во власти жеребцов.
- Вот, за кем уж точно нужен глаз да глаз. Даже как-то не верится, что она из наших, - жеребчик беззлобно фыркнул, обращаясь к Тому.
Лошади, которых собрала вороная Шередан под темным знаменем Заката, отличались суровым нравом и натянутыми отношениями друг с другом. Но, похоже, Эврики это не касалось ни коим образом. Как, впрочем, и самого Ворбая, который больше делал вид, что полностью принадлежит касте, в которой вырос, чем на самом деле стремился ей соответствовать. Не выглядел злобным сейчас и Том, который, если не померещилось, был даже рад встретить хоть какого-то компаньона, пусть даже жеребца.
Краткосрочный переполох, вызванный явлением трех молодых кобыл, сбил Ворбая с мысли. К тому же со стороны, откуда они пришли, потянуло домом, и жеребец жадно втянул воздух, широко раздувая ноздри. Вытянул шею и даже приподнял губу, разбирая все те запахи, что принесли сюда Эврика с подругами. Ему всегда хотелось уметь отличать по запаху не только половозрастную принадлежность лошади, но даже угадывать конкретного носителя того или иного запаха. Однако в этом деле Ворбай был не достаточно ловок, так что, ничего не разобрав, попытки скоро прекратил.
- Может, стоит двинуться в сторону табуна? - предложил жеребчик. - Если Шередан не с ними, то хоть нам нужно находиться поблизости - какой-никакой, а шаг навстречу хорошей организации.
В словах Тома о том, что в охране табуна не хватает лошадей, вдохновили его на то, проявление хотя бы какой-то инициативы в этой области. Обычно Ворбай занимался разведкой и патрулированием границ не больше, чем того требовало звание прилежного брата вожака - и считал, что в целом этого достаточно, - но в конце концов это занятие на самом деле могло оказаться Ворбаю по душе. Ведь как бы ни любил он общество своего табуна, все равно заглядывался на неизвестные просторы, по которым в эту самую минуту где-то беспрепятственно передвигается Зефир. Неизвестность манила и пугала его одновременно, и сейчас Ворбай испытывал смешанные чувства от желания немедленно оказаться в одиночестве до страсти вложить в работу всего себя и показать старшему товарищу, что он не такой уж и раздолбай, каким мог показаться. Учтивый, конечно, но все-таки раздолбай.
- И стоило остановить эту триаду прежде всего, - вдруг подумал жеребчик. - Кто знает, куда они направятся - ищи их потом.
Ворбай нервно переступил с ноги на ногу. Лес полнился звуками, а запахи, напротив, стихали и укладывались в густую темную траву.

+2

14

Взбаломошная Эврика, казалось, не могла простоять на месте ни секунды. Она была наполнена задорной энергией, которую ей дарила дружба с другими легкомысленными молоденькими кобылами табуна Заката. Том был совершенно не против такой маленькой компании тусовщиц. Их взаимные интересы провоцировали их держаться вместе, что помогало следить не за одной лошадью в табуне, а за несколькими сразу. Это касалось случаев, когда в главном жеребце табуна просыпался пастух, и он хотел собирать всех своих соплеменников вместе. В остальном, эта компания молоденьких дам была Тому абсолютно безразлична. Лошади и лошади. Никакой особой ценности в себе не несли.
- С опушки мы как раз ушли.
"Ой, да что ты говоришь!" - съёрничал про себя пегий. Отметив, что Эврика ненароком залипает на Ворбая.
По лесу раздался лошадиный вопль взывания к подруге-потеряшке. Том сделал вывод, что кобылы бесцельно шарахаются по лесу в поисках приключений на свои крупы. Чем вообще они занимались целыми днями? Наверное, обсуждали красавчиков-жеребцов. Что они вообще ещё могут делать. В кобылах Том не находил никакого смысла, кроме как продолжательниц рода. Но юные прохвостки и этим не хотели заниматься. Поэтому могли только раздражать старшего жеребца своим присутствием. Что, в принципе, сейчас и произошло. Миролюбивое настроение немного улетучилось, уступив место лёгкому нервному возбуждению. Эврика снова скрылась в зарослях, и слава Духу Заката, а то могла бы сейчас огрести от своего старшего пегого собрата.
- Вот, за кем уж точно нужен глаз да глаз. Даже как-то не верится, что она из наших.
Кажется, Ворбай его поддерживал. Перестав прижимать уши и раздражённо мотылять хвостом, жеребец с одобрение посмотрел на второго, кивнув ему головой в знак согласия.
- Вот уж точно.
Дальше Ворбай, юный возрастом, но взрослый рассудком, промолвил ряд правильных фраз. Они резко улучшили его карму в глазах Тома, который поначалу не понимал, какого Ворбай нрава, и на сколько серьёзные темы можно с ним беседовать. Однако каждое новое предложение, вымолвленное вороным отзывалось согласием в сознании Тома. В глазах пегого мелькнуло удовольствие. Как будто он был отцом Ворбая и сам всему этому его научил. Жаль, что нет (?!!). Довольно встряхнув головой и округлив шею, Том с энергией подкинул передние ноги в воздух, издав визжаще-свистящий звук.
- Тогда предлагаю устроить нашим кобылицам хороший гон!
Возбуждение нахлынуло на Тома, он был уже в предвкушении погони. Его глаза блеснули, в очередной раз обратив свой взор на Ворбая. Так хотелось, чтобы он поддержал идею и вместе с ним ломанулся за кобылами. Вороной уже нервно переступал с ноги на ногу, казалось, они были с пегим на одной волне. Том активно втянул воздух, опрееделяя местоположение сбежавшей Эврики. Он не обладал чутьём ищейки, но кобыла не должна быть уйти так далеко, чтобы её нельзя было отыскать. Учитывая то, что она перемещалась по лесу, создавая кучу шума, найти её и верных подруг заводилы не составит никакого труда.
Мотнув головой в сторону, где скрылась Эврика, Том пустился галопом в лесную чащу, слушая шаги Ворбая, который, он надеялся, последовал за ним.

Пещера Модия

Отредактировано Том (15-12-2018 21:49:06)

+2

15

Должно быть, это Эврика со своими подругами принесли жеребячий дух озорства в эту по-философски спокойную лесную глушь. Хотя кобылки фактически просто прошли мимо, перекинувшись с жеребцами лишь парой фраз, что-то неуловимое после себя все равно оставили. Возможно, это и была та самая нота, которую Ворбай мечтал научиться различать в незримых следах своих соплеменников, но как бы то ни было, весь снобский настрой их с Томом разговоров про устройства табуна и его организацию, куда-то стремительно испарился.
Тот факт, что старший товарищ явно одобрял мысли молодого жеребца, высказанные вслух, только подкреплял желание делать все правильно, внезапно появившееся у него с минуту назад. Но азартное предвкушение погони как-то не слишком вязалось с образом порядочного охранника границ, и теперь Ворбай не мог понять, чего же в нем все-таки больше. Однако, стоило Тому дать добро на предложение вернуть Эврику домой, как всякие сомнения тут же отпали.
Ворбай едва дослушал Тома; на последних его словах он уже радостно вскинулся, копируя движение старшего жеребца и ударяя передними копытами воздух, а едва опустившись на землю, бросился прямо к кустам, за зарослями которых скрылась Эврика. Подкидывая на ходу задние ноги и по-лебединому выгибая тонкую шею, Вробай мчался вперед, легко перемахивая через препятствия и время от времени фокусируя взгляд на Томе, скакавшем впереди. Жеребец вряд ли знал точно, в каком направлении скрылись молодые кобылы, но что-то подсказывало ему правильную дорогу. Возможно, это было в воздухе, возможно - в лошадином духе в незримой связи между лошадьми одного табуна. А возможно, Том просто видел следы на земле и обломленные ветки в тех местах, где проходили кобылы; сам Ворбай либо не замечал их, либо не придавал им должного значения.
Сила ног, внушительный объем легких. Зимний холод, напоивший ароматы леса - он уже чувствовался и на каждом выдохе вырывался облачками пара из широко раздутых ноздрей. Длинный хвост свистел по ветру, кровь шумела в ушах. Сердце колотилось в груди, и еще четыре маленьких сердца внутри копыт отбивали такт размашистого карьера.
Табун духа заката, пещера Модия

+1